Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (32), 2009
К РАЗРАБОТКЕ ПРОГРАММЫ ДОЛГОСРОЧНОГО СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ РОССИИ. ПРОБЛЕМЫ ПЕРЕХОДА К ИННОВАЦИОННОЙ ЭКОНОМИКЕ
Шигабутдинов А. Ф.
доцент Казанского государственного архитектурно-строительного университета,
кандидат физико-математических наук


Инновационное развитие промышленных предприятий России как фактор повышения эффективности использования ресурсов
В статье рассматриваются вопросы создания эффективных механизмов реализации российского национального инновационного потенциала, привлечения современных иностранных технологий, которые в сочетании с российскими природными ресурсами, человеческим и научно-техническим потенциалом способны повысить общую конкурентоспособность страны
Ключевые слова: инновации, национальная инновационная система, промышленное предприятие

Серьезные результаты, достигнутые в отечественной экономике, подтвержденные объективными данными о росте ВВП, промышленного производства, осуществленных в экономику страны инвестиций свидетельствуют, тем не менее, о наметившемся отставании Российской Федерации от экономически развитых стран. Проблема ликвидации этого отставания, усилившегося в годы промышленного спада, — одна из главных в современной российской экономике, пути решения которой находят свое отражение в трудах отечественных экономистов [1–4]. Инновационный путь развития промышленных предприятий Российской Федерации, основанный на знаниях, изменении экономической структуры в пользу высокотехнологичных отраслей, увеличении человеческого капитала, объективно становится единственно возможным путем развития в современной экономике. Только в этом случае у предприятий появится реальная возможность обеспечивать непрерывное обновление технической и технологической базы, освоить и предложить в дальнейшем потребителю новые виды продукции и услуг, увеличить объем предложения и рентабельность своего производства.
В настоящее время разработку и освоение инноваций в Российской Федерации осуществляют около 10,6% промышленных предприятий. В структуре затрат доля инноваций составляет примерно 5,0%, в то время как в конце 80-х гг. эта доля составляла 60–70%. При этом наибольшую долю в затратах на инновации российских предприятий составляли затраты на приобретение машин и оборудования (62,2%). В то же время на приобретение новых технологий расходовалось только 18,3% всех средств, затрачиваемых на инновации. Из них на приобретение прав, патентов, лицензий, промышленных образцов и полезных моделей — 10,5%. В общем объеме затрат предприятий на инновации подавляющую долю составляют собственные средства — 82,3%, доля иностранных инвестиций — 5,3%, федерального бюджета — 2,8%, бюджетов субъектов Российской Федерации — 1,3%, внебюджетных фондов — 2,7%. Недостаточная результативность инновационной деятельности иллюстрируется показателем экспорта. В настоящее время доля России в объеме торговли гражданской наукоемкой продукцией оценивается в 0,3–0,5% (доля Китая — 6%) [5].
Одним из главных условий реализации инновационного сценария развития является формирование национальной инновационной системы [3,4], предполагающей обязательное присутствие государственных и частных институтов, в своей совокупности поддерживающих инновации. При таких мощных составляющих, как природные ресурсы, экология, трудовые, научные и образовательные ресурсы, необходимо серьезное развитие других факторов, таких как финансовая система, государственное регулирование, рынок. И при их развитии важно не допустить ослабления уже имеющихся национальных преимуществ.
Научно-инновационный потенциал является необходимым элементом инновационной системы. Россия и сегодня имеет серьезный научно-технический потенциал, выраженный большим количеством отраслевых научно-исследовательских и проектных организаций, имеющих высокий уровень созданных научных школ. В годы реформ внутренние затраты на исследования и разработки в России уменьшились и составили в 2004 г. 196,0 млрд рублей (43% в постоянных ценах от уровня 1990 г.). Доля в ВВП затрат на исследования и разработки в 2004 г. равнялась 1,17% (в 1990 г. — 2,03%). [6]. Из-за низкой заработной платы и смены ценностей в обществе долгое время наблюдался слабый приток молодых кадров в научно-исследовательские и проектные организации, что вело к прекращению преемственности в продуцировании знаний поколениями и ухудшению возрастной структуры научных сотрудников НИИ. Россия серьезно столкнулась с проблемой «утечки мозгов» из страны. По экспертным оценкам, с 1989 г. по 2002 г. за рубеж уехали более 20 тыс. ученых и около 30 тыс. работали за границей по временным контрактам [6]. Тем не менее, в отдельных отраслях промышленности сохранился определенный потенциал по отдельным направлениям научно-технического развития, что позволяет разрабатывать современные технологии и продукты. Так, по состоянию на 2006 г. научный потенциал химического комплекса состоял из 53 отраслевых научно-исследовательских организаций, в том числе 24 федеральных государственных унитарных предприятий (ФГУПов) и 29 акционерных обществ. Научными исследованиями и разработками в области химии и нефтехимии занимались профильные институты РАН, кафедры вузов, научные подразделения промышленных предприятий. В ряде научных коллективов имеются инновационные разработки на уровне мировых достижений. При анализе около 400 инновационных проектов было выявлено, что более половины из них (57%) защищены патентами РФ, а некоторые — патентами ведущих зарубежных стран; 53% проекта направлено на разработку новых технологий, 36% — на создание принципиально новых продуктов, 11% — на разработку нового оборудования [7, 8].
Необходимость создания целостной программы, определяющей направления научно-технологической модернизации и инновационного развития экономики Российской Федерации, ее максимально эффективной реализации осознается на государственном уровне, в этой части разработан и принят ряд стратегических документов. В них основополагающим тезисом проходит утверждение о том, что устойчивые темпы экономического роста в России в долгосрочном периоде могут быть обеспечены только за счет построения инновационной экономики, основанной на современных и постоянно обновляемых технологиях.
Как показательное, в плане отношения лидеров зарубежных экономически развитых стран к развитию научно-технического потенциала, можно оценить выступление Президента США Барака Обамы 27 апреля 2009 г. на ежегодном собрании американской Национальной академии наук. В нем информируется о ближайших планах по значительному увеличению средств (более 3 % ВВП) на фундаментальные и прикладные исследования, создание новых стимулов для частных инноваций, отмечается, что это — крупнейшее вложение в научные исследования и инновации в американской истории. Создается президентский Совет консультантов по науке и технологиям, известный как PCAST (President’s Council of Advisors on Science and Technology). В этом совете представлены лидеры многих научных дисциплин, которые принесут с собой разнообразие опыта и взглядов. Совет будет консультировать Президента США по национальной стратегии, призванной взращивать и поддерживать культуру научных инноваций [9].
Подготовка высокопрофессиональных специалистов для промышленных предприятий требует выстраивания системы профессионального образования, способной сформировать новое поколение специалистов рабочих специальностей, соответствующих всем требованиям высшей мировой квалификации. Отечественная система высшего образования с ее высоким научно-техническим потенциалом, фундаментальностью, универсальностью и межотраслевым характером, интегрируя последние достижения национальной и мировой науки, посредством своей деятельности создает предпосылки формирования национальной инновационной системы. По официальной статистике Министерства Образования России, расходы на высшее образование в процентах к расходам федерального бюджета выглядели следующим образом: 1992 г. — 2,7%; 1993 и 1994 гг. — 2%; 1995 г. — 2,11%; 1996 г. — 2%; 1997 г. — 1,99%; 1998 г. — 2%; 1999 г. — 2,26%; 2000 г. — 1,5%; 2001 г. — 1,53%; 2002 г. — 2,34%. В 2003 г. объем ассигнований на высшее профессиональное образование в общей сумме расходов федерального бюджета также был ниже предусмотренных трех процентов — 2,34% [10]. В последние годы наметились пути решения указанных проблем, одним из которых явилась государственная поддержка из средств федерального бюджета образовательных учреждений начального, среднего и высшего профессионального образования. Объем финансирования высшего профессионального образования в 2004 г. равнялся 76 млрд руб., а в 2008 г. — 263 млрд руб. [11].
Значительная доля развития сегодняшней российской экономики осуществляется за счет таких факторов, как эксплуатация имеющейся сырьевой базы и использование технологий низкого уровня. По сути, длительное время значительная часть продукции, выпускаемой национальными компаниями, производилась на уровне низких технологических стадий производства, что позволяет производителям стран с развитой экономикой оптимизировать промежуточное потребление и увеличивать доход свой собственной готовой продукции. Например, доля продуктов нефтепереработки составляет менее 17% от экспорта российской сырой нефти, причем в основном они представлены такими низкосортными топливами, как мазут и газойль [12]. При этом доля бензина и керосина в российском нефтяном экспорте составляет менее 3%. Однако введение европейскими странами более жестких экологических требований к топливу может уменьшить и этот небольшой поток. Недопустимость такого подхода сегодня уже не подлежит сомнению [4]. Такого же мнения придерживаются и эксперты зарубежных стран. Например, практически все ближневосточные страны — экспортеры нефти и газа — в настоящее время быстрыми темпами осуществляют строительство собственной индустрии глубокой переработки добываемых углеводородов, стремясь таким образом увеличить эффективность использования своих природных ресурсов [12]. Однако при этом Россия, являясь крупнейшим мировым экспортером сырья, обладает еще и уникальным преимуществом перед остальными экспортерами, в том числе и странами ближнего Востока — не столько объемом своих ресурсов, сколько уникальным для страны-экспортера научно-техническим и образовательным потенциалом. Углеводородное сырье при комплексной переработке дает начало целым классам химических соединений, стоимость которых от передела к переделу увеличивается в разы. Они являются ценными экспортными продуктами с высокой добавленной стоимостью и, созданные для переработки, дают сотни тысяч рабочих мест, а также дополнительные налоговые отчисления. Падение цен на основное сырье — нефть — не столь значительно влияет на цену продукта конечной переработки, что нивелирует риски при снижении цен на углеводородное сырье.
Если же рассмотреть структуру российского импорта, то, как правило, в отличие от экспорта, его номенклатура многообразна и традиционно в ней превалируют высокотехнологичные товары с высокой добавленной стоимостью. Нередко сырье, вывезенное из страны, перерабатывается за рубежом и в качестве товаров с высокой добавленной стоимостью возвращается на российский рынок. Этот перекос тем более очевиден на примере российского автопрома.
Отрасль автомобилестроения занимает важное место в современной экономике. Автомобильная промышленность находится на третьем месте по затратам на НИОКР, ненамного уступая фармацевтической отрасли и производству компьютерной техники. По состоянию на 2007 г. автомобилизация населения составляла: в Северной Америке — 755 штук на 1 тыс. жителей; в Японии — 612; Западной Европе — 598; Южной Корее — 246; России — 188; Бразилии — 107; Китае — 16; в Индии — 9 штук. При этом наибольшая динамика продаж за 2000–2007 гг. зафиксирована в Китае — 167%; в России за тот же период она составила 101,8%. В США [13] объем продаж автомобилей достигал до кризиса $690 млрд в год, что составляет примерно 20% всей розничной торговли страны.
Существующие тенденции в автомобилестроении по замене металла на пластик позволяют предположить, что потребление продуктов нефтехимии при производстве автомобилей будет только увеличиваться. Многие изделия, которые традиционно делались из металла, например, бамперы, элементы внутреннего интерьера, сегодня выпускаются из пластика. Изделия из пластика позволяют существенно облегчить не в ущерб несущей способности автомобиля общий вес его; кроме того, пластик более удобен для создания новых форм в дизайне современного автомобиля. Если говорить о цепочке создания стоимости, то по оценкам экспертов добавленная стоимость достигает 150 процентов по отношению к стоимости первоначального сырья.
Одна из стратегических целей автомобильной промышленности в странах с развивающейся автомобильной промышленностью (ныне активно практикуемая в России) — организация сборки из готовых импортных машинокомплектов с обязательными требованиями к уровню локализации производства. Так, автомобиль, выпускаемый в Китае, через три года должен состоять не менее чем на 80% из комплектующих местного производства, в Южной Корее — не менее чем на 91% через шесть лет.
Сборка автомобилей в России — наиболее быстро развивающийся сегмент, развитие которого в будущем продолжится. Отечественный уровень локализации один из самых низких и составляет 30–50% через 6–7 лет. По мнению экспертов, основная причина того, что большая часть автокомпонентов продолжает завозиться из-за рубежа — высокий уровень дефектности российских изделий и требования, предъявляемые к качеству и экологичности автокомпонентов. В перспективе [13] прогнозируется увеличение отечественного уровня локализации и уменьшение сроков ее достижения. Зная долю изделий из полимеров в составе автомобиля, несложно подсчитать, какой потенциал у продукции нефтехимии и будут ли завозить автокомпоненты из-за рубежа либо производить отечественные компании.
Российские производители автокомпонентов имеют серьезные конкурентные преимущества. Прежде всего, это сырьевая база, историческая близость центров нефтехимии к центрам автомобильного производства (экономия на транспортировке), конкурентный уровень трудозатрат.
Как некоторое резюме к сказанному можно констатировать, что производство автокомпонентов — перспективное направление глубокой переработки продуктов нефтехимии. Рынок растет большими темпами, он развивается не только в России, но и в мировом масштабе. С освоением современных технологий появляется возможность не только обеспечить новый российский автопром, но и экспортировать автокомпоненты в другие страны мира. Развитие производства автокомпонентов как составляющая стратегии глубокой переработки нефтехимии — это огромный потенциал для развития экспорта и показательный пример инновационного развития отрасли.
Таким образом, одной из главных задач российской национальной политики сегодня могло бы стать создание эффективных механизмов реализации имеющегося национального инновационного потенциала, привлечение современных иностранных технологий, которые в сочетании с российскими природными ресурсами, человеческим и научно-техническим потенциалом способны повысить общую конкурентоспособность страны. Необходимо выделить точки роста высокотехнологичных отраслей. Например, повышение доли углеводородов, подвергающихся глубокой переработке, с дальнейшим производством конечных изделий для потребителя, в сочетании с возможностью аккумулирования для этих целей получаемых от экспорта капиталов, позволяет нефтегазовой промышленности стать мощным катализатором инновационных процессов в стране. Огромную роль играет формирование эффективной национальной инновационной инфраструктуры. В конечном итоге это должно привести к дельнейшему ускоренному развитию экономики России, ослаблению ее зависимости от импорта и расширению экспорта наукоемкой продукции.


Литература
1. Ивантер В., Узяков М. Инновационный вариант развития: долгосрочный прогноз // Экономист. — 2006. — № 11. — С. 13–27.
2. Львов Д. О стратегии развития России // Экономист. — 2007. — № 11. — С. 3–10.
3. Барышева А.В., Балдин К.В., Голов Р.С., Передеряев И.И. Инновации: Учебное пособие / Под общ. ред. А.В. Барышевой. — 2-е изд. — М.: Изд.-торговая корпорация «Дашков и К», 2008. — 382 с.
4. Путин В.В. Выступление на расширенном заседании государственного совета Российской Федерации «О стратегии развития России до 2020 года» // Вестник Российской нации: Общественно-политический и научный журнал. — 2008. — № 1. — С. 24–43.
5. Дежкина Т.Г. Экономика России: способность к инновациям. http://www.m-economy.ru
6. Стратегия развития науки и инноваций в Российской Федерации на период до 2015 года http://mon.gov.ru/work/nti/dok/
7. Стратегия развития химической и нефтехимической промышленности России на период до 2015 года.
8. Артемов А.В., Брыкин А.В., Иванов М.Н., Шеляков О.В., Шумаев В.А. Анализ стратегии развития нефтехимии до 2015 года // Российский хим. журнал. — 2008. — Т.LII. — № 4. — С. 4–14.
9. http://www.scientific.ru/trv
10. Барабанова С.В. Государственное регулирование высшего образования в Российской Федерации. Административно-правовые вопросы. — Казань: КГУ, 2004. — 340 с.
11. http://mon.gov.ru/ruk/ministr/dok/5013/
12. Арутюнов В.С. Газохимия как катализатор инновационного развития России // Промышленные ведомости. — 2004. — № 9–10 (86–87).
13. Кондратьев В., Туревский О. Автоцентр вселенной // Прямые инвестиции. — 2009. — № 1. — С. 6–10.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2018
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия