Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (31), 2009
ЭКОНОМИКА И РЕЛИГИЯ
Беккин Р. И.
старший научный сотрудник Института Африки РАН (г. Москва),
доктор экономических наук, кандидат юридических наук


Исламские налоги как эффективный инструмент решения социально-экономических проблем в местах компактного проживания мусульман в России
В статье рассматривается опыт обращения к закяту как к исламскому налогу в условиях современной России. Автор анализирует проблемы, стоящие на пути развития исламского налогообложения в России
Ключевые слова: закят, садака, закят ал-фитр, исламский налог

Духовные управления мусульман в России не случайно лоббируют принятие на федеральном уровне поправок к законодательству, касающихся вакфов, и практически игнорируют вопрос о закяте — несмотря на то, что последний мог бы стать частью федерального религиозного налога, подобно тому, что существует в Германии.
Отсутствие интереса к закяту со стороны значительной части мусульманского духовенства объяснимо. Дело в том, что закят, в отличие от вакфа, не является таким же универсальным средством покрытия расходов религиозных организаций. Например, в вопросе, можно ли использовать средства от закята на строительство мечетей в регионе, где уже есть определенное их количество, большинство мусульманских правоведов считает, что подобное расходование средств от очистительного налога недопустимо. Ученые полагают, что расходы на строительство мечети должны покрываться за счет государства, если, конечно, это государство мусульманское. Если же государство — немусульманское, то использовать бόльшую часть закята на строительство мечетей также нежелательно.
Вместе с тем не вызывает вопросов расходование средств от закята на образовательные, издательские и иные нужды, связанные с просвещением мусульман в вопросах веры.
Важно не забывать при этом, что выплата закята носит в большинстве стран добровольный характер. В связи с этим возникает проблема соблюдения мусульманами одного из пяти столпов ислама — выплаты закята.
Еще в 70-е гг. прошлого века во многих мусульманских странах религиозным деятелям приходилось прилагать немало усилий, чтобы в буквальном смысле слова уговорить верующих платить данный налог. Сейчас желающих выполнить свой религиозный долг в мусульманском мире предостаточно. Причем мусульманину, намеревающемуся уплатить закят, совсем не обязательно выходить из дома: он может сделать это с помощью Интернета, где давно уже перестали быть редкостью закят-калькуляторы, позволяющие определить точный размер очистительного налога с полученного дохода. В связи с ростом количества физических и юридических лиц, выплачивающих закят, в мусульманском мире стала разрабатываться так называемая исламская финансовая отчетность *.
Если говорить о культуре закята в России, то она также была утрачена в годы советской власти, как и культура вакфа. Еще в первые годы после революции в РСФСР выплачивался закят, в частности — за счет поступлений от данного очистительного налога в регионах компактного проживания мусульман (в Поволжье, на Северном Кавказе, в Средней Азии) для колхозов приобретали инвентарь *. Однако в последующие годы закят в местах компактного проживания мусульман перестал собираться. На смену ему пришла нерегулярная садака, выплачиваемая благочестивыми мусульманами в дни религиозных праздников.
Вопрос о закяте должен был рано или поздно встать перед мусульманами России, поскольку в отличие от вакфа — это один из пяти столпов ислама. В феврале 2005 г. у мусульман Татарстана появилась возможность выплачивать закят через банки «Ак-Барс» и «Татфондбанк». Впрочем, указанные банки выполняют в данном случае лишь роль финансового посредника, и полученные средства вряд ли будут использоваться так же эффективно, как это имеет место в ряде мусульманских стран. Например, Египетский общественный банк Насера вместо того, чтобы просто распределять средства от закята среди нуждающихся, помогает им на льготных условиях приобретать орудия труда (в основном в сельской местности). Банк также закупает по рыночным ценам продукцию у крестьян, позволяя им со временем из получателей закята стать теми, кто сам в состоянии выплачивать данный налог. В таких условиях очистительный налог действительно выступает в качестве эффективного орудия борьбы с бедностью.
В некоторых регионах России мусульманское духовенство пытается поставить на службу мусульманам другие религиозные налоги, не всегда понимая при этом их исконную, шариатскую сущность. Так, в ряде районов Татарстана (Балтасинском, Арском и др.) имамы обращаются к председателям колхозов с просьбой выделять часть картофеля на питание студентам мусульманских религиозных учебных заведений *. Однако, по сути в данном случае имеет место сбор садаки — единовременного благотворительного взноса, а не ‘ушра или, как его называют в Татарстане, гышара (гышыра), — налога в размере 1/10 части урожая.
Другое дело, если закят, уплачиваемый мусульманами-предпринимателями, будет предоставлен в виде беспроцентного кредита тем же колхозам, совхозам или фермерам с условием, чтобы они вместо возврата основной суммы долга обеспечили продуктами нуждающихся, то есть тех, кто входит в одну из восьми категорий получателей закята.
Развитию культуры закята в России, помимо прочего, препятствует отсутствие у населения необходимых знаний о данном очистительном налоге. Большинство верующих, как видно из вышеприведенного примера, не в состоянии отличить закят от других исламских институтов благотворительности. И религиозные деятели ничего с этим не могут сделать. Например, несколько лет назад в мечети г. Майкопа (Адыгея) имам велел установить два ящика — один для закята, другой — для садаки. Но поскольку прихожане не понимали разницы между ними, имаму пришлось отказаться от данной идеи *.
Однако смешивание закята и садаки — это еще полбеды. В Москве регулярные взносы мусульман, идущие на покрытие административных расходов местных общин, нередко именуются закятом. Очевидно, со стороны руководства данных общин имеет место сознательная попытка сакрализировать характер взимаемых на нужды общины членских взносов и придать им «особый» статус. Подобные уловки, думается, не совсем корректны. Наблюдая, что средства, полученные от уплаты этого «закята» идут не в пользу тех категорий, которые упомянуты в Коране, верующие, напротив, теряют доверие к закяту как институту, способному способствовать эффективному перераспределению богатства в обществе в пользу нуждающихся членов общины.
Неизбежны злоупотребления и при распределении той части очистительного налога, которая полагается сборщикам закята. Зачастую данная доля может достигать 30% от распределяемого закята.
В последние годы в России наблюдается рост выплат такого мусульманского налога как закят ал-фитр. У некоторых мусульманских народов России (например, адыгейцев и кабардинцев) закят ал-фитр принято раздавать еще до окончания поста. При этом выплата закят ал-фитр регулируется не только нормами мусульманского права, но и местными обычаями. Известен случай, когда одна из жительниц аула Хатукай (Республика Адыгея) при исчислении суммы закят ал-фитра включала в число тех, за кого полагалось платить данный налог, помимо детей, и своих коров, считая, что они — тоже живые существа, и за них также следует выделять милостыню. А в другом адыгейском ауле Кошехабль закят ал-фитр распределяется в основном среди родных и близких плательщика *.
К сожалению, зачастую местные суеверия и предрассудки, а не осознанная необходимость выполнять один из пяти столпов ислама лежит в основе выплаты нерегулярной милостыни многими мусульманами в России. Так, на Северном Кавказе садака выплачивается за умерших родственников, если они привиделись плательщику во сне *.
В условиях отсутствия в России централизованной системы закята функцию по сбору и распределению очистительного налога взяли на себя некоторые региональные духовные управления мусульман. При этом в большинстве мечетей духовенство и прихожане продолжают смешивать понятия «садака» и «закят».
Пожалуй, самый позитивный опыт по сбору и распределению закята в современной России при непосредственном участии Духовного управления можно наблюдать в Карелии. В республике сбором и распределением закята занимается Духовное управление мусульман Республики Карелия (ДУМ РК), имеющее общины в Петрозаводске, Костомукше и Кондопоге.
Успех карельской общины в вопросах сбора и распределения закята объясняется во многом ее немногочисленностью. Члены общины хорошо знают тех, кто может выплачивать закят и тех, кто нуждается в средствах. На плечи ДУМ РК, таким образом, ложится лишь техническая задача по сбору и распределению очистительного налога. Немаловажную роль играет и тот факт, что муфтий Республики Карелия в своих проповедях, публикациях и публичных выступлениях уделяет значительное внимание необходимости уплаты закята верующими.
В настоящее время преждевременно говорить о создании какой-либо централизованной системы по сбору и распределению закята во всероссийском масштабе под эгидой Совета муфтиев или других координирующих мусульманских структур в условиях отсутствия единого для мусульман Духовного управления. Первым шагом на этом пути должно стать совершенствование технической базы по закяту, в частности совершенствование баз данных получателей очистительного налога. Кроме того, необходимо максимально широко использовать современные технологии. Так, в с 2005 г. в России на сайте Takafol.ru — первом русскоязычном интернет-ресурсе, посвященном исламской экономике и исламским финансам, — функционирует единственный в стране русскоязычный закят-калькулятор.
Для того чтобы собирать и распределять закят в России, не требуется внесения поправок в законодательство. Однако необходимо в дальнейшем предусмотреть налоговые льготы в отношении регулярных плательщиков закята, в противном случае закят будет иметь характер нерегулярных благотворительных выплат, т.е. будет, как и прежде, подменяться садакой.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2018
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия