Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
Подписка на журнал
Реклама в журнале
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
Проблемы современной экономики, N 2 (30), 2009
СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ГОСУДАРСТВ ЕВРАЗИИ
Степанова В. Я.
аспирант экономического отделения Института стран Азии и Африки МГУ им. М.В. Ломоносова

Некоторые тенденции привлечения ПИИ в Малайзии
В статье рассматриваются вопросы привлечения прямых иностранных инвестиций (ПИИ) в Малайзию. Проанализировано сегодняшнее положение дел в стране, дан обзор ПИИ в Малайзию. Рассмотрены стадии развития норм регулирования торговли в Малайзии, с 1957 г. до сегодняшнего дня. Дан анализ промышленной политики в связи с прямыми иностранными инвестициями
Ключевые слова: Малайзия, прямые иностранные инвестиции, промышленная политика Малайзии

Введение
С момента обретения независимости в 1957 г. Малайзия наилучшим образом использовала как свои материальные активы — богатые природные ресурсы и обширный внутренний рынок, так и активы нематериальные — макроэкономическую стабильность, либеральный торговый режим и эффективную для привлечения прямых иностранных инвестиций (ПИИ) законодательную систему. Анализируя сегодняшнее положение дел в стране, можно утверждать, что эксперимент по привлечению ПИИ в Малайзии оказался успешным. Важно отметить, что Правительство страны использует ПИИ для воплощения в жизнь стратегии экономического развития путем привлечения иностранных технологий и зарубежного капитала. С этой целью Малайзия отказалась от политики импортозамещения в 1960-х годах в пользу интенсивной и диверсифицированной экспорториентации. За этим последовал беспрецедентный рост реального ВВП на 8,9% в год с 1988 по 1996, поддержанный притоком ПИИ в производственный сектор [*]. Тем не менее, с 1997 г., когда разразился финансовый кризис, приток ПИИ в Малайзию по сравнению с другими странами ЮВА, значительно сократился. Некоторые исследователи приписывают эту ситуацию возникшей тенденции переноса технологий, инвестиционной
привлекательности Китая, либерализации развивающихся стран и ослаблению экономик региона в связи с кризисом. Существует мнение, что Китай, являющийся теперь полноправным членом ВТО, является одним из наиболее привлекательных получателей ПИИ в Восточной и Юго-Восточной Азии [*]. Однако, как полагают многие исследователи, законодательный и судебный аппараты, имеющиеся сейчас в Китае, в некоторых аспектах «не дотягивают до международных стандартов» [*]. Более того, Китай исповедует коммунистическую идеологию, что вызывает вопросы о его гибкости в отношении принципов свободы заключения контрактов и прав собственности. С другой стороны, Малайзия имеет достаточно длительную законодательную историю с заслуживающей доверия системой юриспруденции, которую, однако, часто называют излишне чувствительной к внешним воздействиям. Таким образом, одной из важнейших задач руководства страны на сегодняшний момент является укрепление существующей законодательной инфраструктуры, которая обеспечит Малайзии конкурентное преимущество по сравнению с другими странами АСЕАН.

Обзор ПИИ в Малайзии
В настоящий момент инвестиционный режим в Малайзии построен так, чтобы отвечать изменяющимся нуждам индустриальной политики в стране, в которой правительство всегда играло активную роль. Малайзия прошла через различные фазы импртозамещения и экспорториентации, как показано в табл. 1. С 1980 г. страна была открыта для инвестиций и международной торговли. В результате, прямые иностранные инвестиции сыграли большую роль в формировании структуры капитала и в развитии экономики.
Таблица 1
Стадии развития норм регулирования торговли в Малайзии, с 1957 г. до сегодняшнего дня
Источник: Tham Siew-Yean (2003)
Как видно из табл. 2, в начале 90-х гг. ХХ в., ПИИ составили практически четверть годового Валового накопления основного капитала в стране и равнялись почти 8% ВВП Малайзии.
C тех пор как в 1997 г. разразился кризис, приток ПИИ в Малайзию сократился, что было обусловлено общей экономической обстановкой в регионе и постоянным недомоганием экономики Японии, которая являлась основным инвестором в экономику страны. Более низкий приток ПИИ наблюдался и в Индонезии, Филиппинах и Сингапуре. В отличие от Таиланда, малайзийский финансовый сектор не стал брать на себя весь объем неблагополучных кредитов, что явилось причиной волны слияний и поглощений, которые привлекли в страну ПИИ. Противоречивая система контроля капитала, введенная в 1998 г., была направлена на приостановку потока краткосрочных, «горячих» портфельных инвестиций. Нет доказательств, что введенные меры повлияли на объем ПИИ, так как не был установлен контроль над операциями на текущих счетах, репатриации прибыли, дивидендов, процентов и других видов прибыли.
Послекризисное падение объема ПИИ побудило Малайзию предпринять значительные шаги по либерализации инвестиционного режима. В соответствии с решениями шестого саммита АСЕАН в 1998 г., где страны-члены призывали предпринять решительные меры по наискорейшему преодолению последствий кризиса, Малайзия разрешила 100% иностранное владение капиталом во всех секторах производства без экспортных ограничений для всех инвестиционных проектов по состоянию на 31 декабря 2003. Введение этих мер позволило иностранным производителям вступить в конкурентную борьбу на внутреннем рынке страны. Исключения были сделаны только для 7 видов деятельности [*], которые остались за местными малыми и средними предприятиями. В июне 2003 министерство Торговли и Индустрии приняло решение сделать либерализацию постоянной. Таким образом, кроме 7 упомянутых видов деятельности, вся малайзийская экономика в настоящее время полностью открыта для иностранных инвестиций.
Таблица 2
Тенденции ПИИ в Малайзии, 1991-2005 (млн ринггит)
Источник: 1991–2002 — Tham Siew-Yean (2003), 2003–2005 — Bank Negara Annual Report 2002–2005
В «Докладе ЮНКТАД о мировых инвестициях в 2007 г.» сообщается, что на данный момент интерес иностранных инвесторов в Юго-Восточной Азии в общем, и Малайзии в частности, вызывают, прежде всего, добывающий сектор, химическая и текстильная промышленность, машиностроение, а также сектора финансовых, телекоммуникационных, коммунальных и социальных услуг. В то же время наблюдается снижение притока прямых инвестиций в электронную промышленность и транспорт. Данная тенденция имеет негативное влияние на совокупный объем иностранных инвестиций в Малайзию, так как именно электронная и электротехническая промышленность, наряду с транспортной инфраструктурой и перевозками долгое время являлись одними из важнейших областей малайзийской экономики. На эти отрасли обращалось особое внимание при распределении инвестиционных средств, а также при усовершенствовании налогового и инвестиционного законодательства.
Еще одной тенденцией, влияющей на снижение показателя чистых ПИИ, является увеличение инвестиций малайзийских компаний за рубеж. Малайзия, экономика которой все еще относительно сильно регулируется государством, только начинает активно исследовать возможности увеличения прибыли за счет вложения средств в иностранные предприятия и компании. Однако, данные свидетельствуют, что в 2006 г. вложение капиталов в малайзийскую экономику достигло рекордного за последние 10 лет уровня в 6 млрд долл. [*], причем исходящие инвестиции впервые за последние 20 лет практически сравнялись с входящими.
В течение последних 5–6 лет инвестиции в национальную экономику приносят малайзийскому капиталу меньшую прибыль, чем инвестиции на менее зрелых, развивающихся рынках (например, в соседнем Вьетнаме). Однако нововведением являются меры правительства по поощрению капиталовложений в иностранные компании. Промышленные корпорации, тесно связанные с правительством, которые раньше процветали на внутреннем рынке, теперь испытывают давление государственных институтов и правительственной инвестиционной группы Кхазанах (Khazanah) [*], которая с недавнего времени соревнуется с сингапурской Темасек (Temasek) в формировании зарубежного портфеля инвестиций. С 2004 г. Кхазанах вложила в иностранные предприятия около 2 млрд долл., что составило примерно четверть всех его вложений за данный период. Необходимо отметить также, что обширная инвестиционная деятельность производится не только группой как единым целым, но и отдельно компаниями, входящими в концерн. Так, например, Телеком Малайзия (Telekom Malaysia) уже приобрела контрольный пакет акций во многих телекоммуникационных компаниях и информационных агентствах в различных странах, от Индии и Шри-Ланки до Индонезии и Камбоджи.
Малайзийские компании, осуществляющие деятельность за границей, оперируют в основном в сфере строительства, гостиничного бизнеса, недвижимости, а также в банковской и финансовой сфере и нефтяной промышленности. Нефтегазовые компании как государственные, так и частные расширяются на волне всемирного бума нефтепоисковых работ, часто следуя за компанией Петронас (Petronas), укрепляющей свои позиции на азиатских рынках, а также продвигающейся в России и Африке.
Кроме того, интересен опыт Малайзии в привлечении иностранных инвестиций на рынок недвижимости. Здесь, в дополнение к действующей программе «Малайзия — второй дом», были отменены ограничения, связанные с получением долгосрочных кредитов иностранными гражданами на приобретение недвижимости в Малайзии стоимостью не менее 66 тыс. долл. (за исключением земли). Предполагается, что эта мера увеличит как объемы, так и географию иностранных инвестиций на рынке недвижимости страны. Примечательно, что на сегодняшний день основными покупателями недвижимости в Малайзии являются граждане Сингапура и Австралии.
Важно отметить, что имеющие место высокие темпы роста инвестиций были в большой мере обеспечены привлечением в страну частного капитала. В 2004–2007 гг. негосударственные фонды вкладывались, в основном, в приобретение промышленного оборудования, которое незамедлительно повлияло на повышение уровня производительности основных секторов экономики. В свою очередь, стабильные потоки ПИИ и высокая степень реинвестирования на фоне улучшающейся бизнес среды и повышения потока импорта свидетельствовали о восстановлении статуса частного сектора в инвестиционной деятельности.
Что касается государственных инвестиций, то повышение государственных расходов в 2007 г. было умеренным, в то время как федеральные расходы остались сильно урезанными. Таким образом, фискальный дефицит был снижен до 3.0%. Так называемые государственные фонды развития в основном были сконцентрированы в сферах образования и здравоохранения, развития инфраструктуры и стимулирования сектора сельского хозяйства.
Говоря о внешнеэкономических показателях, стоит отметить повышение инвестирования малазийского капитала в страны региона, особенно в Китай. Данная тенденция связана со стратегической заинтересованностью Малайзии в развивающемся китайском рынке. Что же касается притоков ПИИ в Малайзию, стоит отметить целенаправленное привлечение иностранных капиталов и высокий уровень реинвестирования в промышленный сектор, электронную и нефтеперерабатывающую отрасли, а также в сектор торговой инфраструктуры. С целью создания благоприятных условий для привлечения иностранных инвестиций с 30 апреля 2007 г. были упрощены процедуры подачи заявок по капитальным инвестиционным проектам.
Хотелось бы также коснуться последствий экономической переориентации в области инвестиций для страны, стратегия развития которой была ранее основана на привлечении и использовании иностранного капитала. В течение долгого времени Малайзия ограничивала усиление ринггита, поощряя экспорт товаров и услуг и приток иностранных инвестиций, однако с начала 2006 г. правительство заняло более гибкую позицию, заявив, что оно допускает постепенное подорожание национальной валюты. Более сильный ринггит должен был подстегнуть инвестиции за границу, что, в свою очередь, должно было застраховать экономику от «перегрева» вследствие чрезмерного притока денежных средств, то есть обеспечить так называемый «здоровый, двусторонний обмен» инвестициями.
Новая политика правительства была также призвана помочь «корпоративной» Малайзии, особенно предприятиям с большим государственным участием, адаптироваться к конкуренции на мировом рынке. Данная инициатива должна была также подтолкнуть правительство к рационализации собственных инвестиционных политик таких, как, например, «позитивная дискриминация» [*].

Режим ПИИ
Режим ПИИ в Малайзии регулируется достаточно строго — все иностранные производства должны быть лицензированы вне зависимости от бизнеса, в котором они оперируют. Стоит отметить, что в Малайзии не существует единого закона, регулирующего ПИИ, который бы описывал общие принципы и правила иностранного участия в местном бизнесе, как это происходит в Таиланде с его Актом об Иностранном Бизнесе (Foreign Business Act). Такое положение дел дает правительству максимальную свободу в проведении мониторинга и контроля ПИИ для удовлетворения экономических и производственных нужд в стране.
Так, в Малайзии доля иностранного участия в акционерном капитале компании не определена законом. В Малайзии имеются только «Рекомендации об участии иностранного капитала» («Foreign equity guidelines»), которые с легкостью могут быть изменены Правительством. Вплоть до 1998 г. допустимая доля иностранного участия в предприятии определялась в зависимости от экономических показателей отрасли и условий, устанавливаемых промышленной политикой. Необходимо также отметить, что ранее для поддержания экспорториентированной промышленной политики размер участия иностранного капитала в производственном секторе определялся долей продукции, которая экспортировалась. В соответствии с EIU 2001, инвестиционные проекты, где экспортировалось более 80% продукции или производство осуществлялось с использованием высоких технологий, поощряемых государством, ограничений на участие иностранного капитала не было. Для остальных сфер и областей промышленности, как уже упоминалось ранее, ограничения были полностью отменены после решения министерства Торговли и Промышленности (Ministry of Trade and Industry), когда страна испытала острую потребность в ПИИ после экономического кризиса 1998 г.
Внезапная смена политики по либерализации инвестиционного режима, без сомнения, оказала влияние на долгосрочную социальную политику перераспределения богатства в пользу малайзийского населения и других автохтонных групп, или бумипутра. Эта задача ставится в Конституции страны, на нее же делается упор в Национальной Политике по Развитию. Конечной целью проведения данной политики является передача 30% акционерного капитала в стране в руки бумипутра. В области иностранных инвестиций это означает, что часть оставшегося акционерного капитала, держателями которого не являются иностранные инвесторы, должна быть закреплена за бумипутра. Только после того, как бумипутра становятся владельцами определенного количества акций, остальные могут быть распределены между не-бумипутра. Подобные ограничения действуют и в области занятости. Действительно, эти ограничения противоречат принципам не дискриминации, которые отстаивает ВТО и большинство дву- и многосторонних региональных торговых и инвестиционных соглашений. Тем не менее, Малайзии удалось удостовериться, что данное ограничение не препятствует потенциальному притоку ПИИ в «целевые области» промышленности. Предоставление привлекательных льготных режимов для инвестиций (incentive package) и создание инфраструктуры мирового класса нейтрализуют негативное влияние законодательства. Неожиданная смена политического курса на открытие практически всей производственной промышленности иностранным инвестициям в июне 1998 г. показала, что при экономической необходимости, Малайзия способна отказаться от социо-политической цели, к которой страна двигалась 30 предшествующих лет.
Кроме отмены требований по доле экспортной продукции в общем объеме выпуска в 1998 г., Малайзия в течение долгого времени предпринимала шаги по минимизации прочих негативных инициатив, таких как национализация и бюджетные ассигнования, двойное налогообложение, требования по созданию совместных предприятий, ограничения на занятость внутри страны для иностранцев и репатриацию прибыли. Хочется еще раз отметить, что, поскольку законодательной базы, которая устанавливала бы общие правила и стандарты по вышеупомянутым вопросам, не существует, многого пришлось добиваться путем заключения двусторонних соглашений.
Говоря о защите иностранных инвестиций, необходимо отметить, что теоретически иностранные инвесторы имеют гарантию того, что их собственность не будет экспроприирована без компенсации согласно статье 13 Федеральной Конституции Малайзии. В отсутствие детального закона, регулирующего ПИИ, который мог бы предоставить полную защиту от лишения права собственности на имущество, Малайзия во многом положилась на двусторонние соглашения об инвестиционных гарантиях (investment guarantee agreement — IGA) для того, чтобы:
• Защитить инвестиции от национализации и конфискации в пользу государства
• Убедиться в своевременном предоставлении адекватной компенсации в случае национализации или конфискации
• Обеспечить свободный перевод прибыли, капитала и др.
• Удостовериться в урегулировании разногласий по инвестиционным вопросам между частными компаниями и Правительством в соответствии с Конвенцией о разрешении разногласий в области инвестиций (settlement of investment disputes — ICSID), в которую Малайзия вступила еще в 1966 г. [*]
Необходимо отметить, что Малайзия не предлагает национального режима после заключения соглашения, в основном, из-за государственной политики в отношении бумипутра. На данный момент, Малайзия заключила соглашения об инвестиционных гарантиях со странами-членами АСЕАН и Организации Исламской Конференции (ОИК), а также с 67 другими странами [*].
Хотя соглашения об инвестиционных гарантиях позволяют Правительству быть избирательными в предоставлении защиты инвестиций, они также противоречат принципу режима наибольшего благоприятствования, которым руководствуется ВТО, так как их условия обсуждаются индивидуально и независимо. Но, принимая во внимание тот факт, что двусторонние инвестиционные соглашения (Bilateral Investment Treaties — BIT) ограничивается регулированием взаимоотношений с инвесторами после заключения соглашения (например, защита от экспроприации и ограничения по выводу прибыли), суверенное право мониторинга и контроля доступа ПИИ на рынок сохраняется.
В рабочей группе, занимающейся инвестициями и торговлей, был поднят вопрос о том, должно ли существовать многостороннее установление, касающееся регулирования вложений после их инвестирования в страну [*]. Многие развивающиеся страны заявили, что они против переговоров по поводу инвестиций в рамках ВТО и предпочитают продолжить исследование и анализ в рабочей группе. Они полагают, что имеющиеся двусторонние инвестиционные соглашения предоставляют инвесторам достаточную защиту и ставят под вопрос утверждение, что соглашение в рамках ВТО увеличит приток инвестиций. Они выразили обеспокоенность, что многостороннее соглашение прибавит развивающимся странам обязательств, в то же время ограничивая их возможность привести инвестиционные потоки в соответствие с национальными приоритетами развития. Принимая во внимание неудачную попытку ЕС убедить многие развивающиеся страны принять окончательное решение по четырем «сингапурским вопросам» («singapore issues» [*]) на канкунской встрече в сентябре 2003, перспективы заключения многостороннего инвестиционного соглашения довольно призрачны. Таким образом, мировой режим ПИИ в ближайшее время, скорее всего, будет продолжать регулироваться двусторонними инвестиционными соглашениями.
В 2003 г. Мэри Халворд-Дримаер из Всемирного Банка провела эмпирическое исследование, проанализировав двадцатилетнюю историю двусторонних потоков ПИИ от стран Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) к развивающимся странам. Исследование не дало значительных оснований полагать, что двусторонние инвестиционные соглашения привлекают дополнительные инвестиции. Подобное исследование, проведенное странами-членами Конференции Организации Объединенных Наций по торговле и развитию (ЮНКТАД) в 1998 г. также показала невысокую корреляцию между подписанием двусторонних инвестиционных соглашений и изменением потоков ПИИ. По результатам исследований, другие факторы, такие как макроэкономическая стабильность и степень региональной интеграции, были признаны более значимыми для привлечения капитала в страну. Халворд-Дримаер выяснила, что двусторонние инвестиционные соглашения не заменяют более обширных экономических реформ, но эффективно дополняют их [*].
В Малайзии отсутствие в некоторых случаях юридически закрепленных обязательств также компенсируется благоприятным экономическим микроклиматом. Так, Япония, являющаяся крупнейшим долгосрочным малайзийским инвестором, так и не заключила с Малайзией соглашения об инвестиционных гарантиях. Великолепная инфраструктура, последовательность инвестиционной и торговой политики, сравнительно открытый торговый режим и макроэкономическая и политическая стабильность, очевидно, оказали гораздо большее влияние на привлечение ПИИ.
Существующие соглашения об инвестиционных гарантиях в Малайзии дополняются многочисленными Соглашениями об избежании двойного налогообложения. Что касается ограничений по найму, необходимо обратить внимание на ограничения внутри страны. Так, например, по результатам исследований International development Research centre, Canada, и Institute of Southeast Asian Studies, Singapore [*], хотя в 1998 г. иностранные банки имели возможность нанять лишь двух иностранных сотрудников, это ограничение было гораздо менее строгим, чем-то, что распространялось на местные банки. После кризиса ограничения были частично сняты, чтобы обеспечить внутрикомпанейские передвижения персонала и кратковременные назначения. 17 июня 2003 г. Министерство промышленности и торговли установило новые правила, регулирующие найм иностранного персонала, которые гарантировали автоматическое подтверждение определенного количества позиций для иностранцев и продлевали максимальный срок найма, как для иностранных исполнительных директоров, так и для прочих членов правления. Это еще раз подтвердило подвижность и гибкость инвестиционного режима Малайзии.

Инвестиции и промышленная политика
Как уже упоминалось ранее, малайзийская инвестиционная, а также торговая политика направлена на развитие промышленности в стране. Это закономерно, учитывая тот факт, что государственный орган, который занимается регулированием и привлечением инвестиций, Управление Промышленного развития (Malaysian Industrial Development Authority — MIDA), также является руководящим комитетом в министерстве Промышленности и Торговли. Поэтому при обсуждении инвестиционной политики, проводимой государством, нельзя не обратиться также и к индустриальной политике.
Малайзийская промышленность в 70-е и 80-е гг. была ориентирована на развитие экспортирующих отраслей. Таким образом, объем экспорта служил главным показателем для определения допустимого уровня иностранного владения акционерным капиталом в отрасли/компании. Чем больше продукции отрасли экспортировалось, тем выше была доля иностранного уча­стия. Например, если экспортировалось более 80% продукции, разрешено было 100% иностранное владение предприятием. Следовательно, сфера деятельности иностранных компаний в Малайзии ограничивалась экспортоориентированными отраслями промышленности. Только в 1998 г. данные ограничения были отменены, для того чтобы возобновить и усилить приток ПИИ в страну.
До середины 80-х гг. ХХ в. налоговые и прочие инициативы основывались на инвестиционных проектах. Позже льготные режимы предоставлялись для определенных продуктов и видов деятельности, что помогло привлечь инвестиции к целевым отраслям промышленности, перечисленным в Первом Индустриальном плане Малайзии (1986-1995). С тех пор меры, стимулирующие капиталовложения, стали гораздо более избирательными. Они менялись с течением времени в зависимости от приоритетных секторов экономики, определяемых соответствующими Индустриальными планами, которые все более концентрировались на высокотехнологичных отраслях, научно-исследовательских и опытно-конструкторских разработках (НИОКР), развитии персонала, укреплении межотраслевых связей и производстве машин и оборудования (см. табл.3).
Таблица 3
Список основных мер, стимулирующих капиталовложения в производственном секторе
Источник: Malaysia, 2003 (Economic Report 2002/2003)
Влияние ПИИ на экономику Малайзии
Очевидно, ПИИ сыграли большую роль в развитии промышленности Малайзии и достижении ее социально-политических задач. С момента введения нового, более открытого инвестиционного режима в 1985 г., вклад иностранных предприятий в общий объем производства индустриального (промышленного сектора) увеличился с 33,4% в 1986 до 44,2% в 1999 г., а процент занятых на иностранных предприятиях вырос с 30,3 до 38,1 за тот же период. Вследствие стремительного развития производственного сектора, Малайзия перестала быть страной с избыточным предложением рабочей силы и в начале 90-х столкнулась с нехваткой кадров. Из-за кадрового голода значительно возрос средний уровень зарплат.
Что касается НИОКР и распространения новейших технологий, в 2000 г. иностранные предприятия составили около 65% от всех частных инвестиций в исследования и разработки, что примерно равнялось государственным затратам по данной статье. В 2000 г. затраты на НИОКР в Малайзии составили примерно 0,5% от ВВП. Не существует количественного показателя, который помог бы оценить, в каком объеме осуществлялась
передача мировых технологий от иностранных партнеров малайзийским. К тому же, многочисленные исследования показывают, что обмен новейшими разработками происходит скорее по неформальным каналам, нежели чем с помощью подписания формальных контрактов.
Влияние новой инвестиционной политики на межиндустриальные связи остается достаточно спорным вопросом. Исследования, проводившиеся в 70-х и начале 80-х гг. ХХ в., показывали, что связи между отраслями практически не существовало. Изыскания, проводившиеся в последние пять лет, свидетельствовали об обратном. Полагают, что конкурентная борьба на мировых рынках заставила ТНК разработать быстро переналаживаемое производство и автоматизировать процессы, чтобы, через обеспечение непосредственного снабжения, снизить издержки. Но даже в этих условиях лишь небольшое количество местных маленьких и средних компаний были включены в эти связи из-за технологических ограничений и ограничений, связанных с людскими ресурсами.
Инвестиционная политика в Малайзии способствовала достижению социо-политических целей по передаче капиталов коренному населению. Доля акционерного капитала (по номинальной стоимости) в современных отраслях промышленности, которая принадлежала бумипутра, увеличилась с 2,4% в 1970 г., когда политика была только введена в действие, до 19,1% в 1999 г. Несмотря на то, что данный показатель до сих пор не достиг цели в 30%, существующие ограничения на собственность будут, вероятно, существовать и дальше, хотя они будут действовать в ограниченном объеме ввиду либерализации инвестиционного режима.
Для оценки результатов прямых иностранных капиталовложений можно также использовать показатель, называемый индексом ввоза ПИИ. Этот индекс представляет собой среднюю величину трех коэффициентов, отражающих долю каждой страны в мировых ПИИ в соотношениях с их долями в ВВП, занятости и экспорте. Таким образом, если значение индекса равно «единице», то это значит, что доля страны в мировых ПИИ соответствует ее экономическим позициям, выраженным через эти три показателя. В начале 2000-х гг. Малайзия имела индекс равный единице (среднее значение индекса по Юго-Восточной и Восточной Азии — 0,6) [*].
Кроме того, для характеристики значимости ПИИ для экономики любой страны используется также показатель транснационализации. Он рассчитывается на основе следующих данных: доля ПИИ в капиталовложениях в страну за три года; накопленные ПИИ в отношениях ВВП; добавленная стоимость иностранного производства в ВВП; удельный вес занятых на иностранных фирмах. По данным за последние годы из стран региона Юго-Восточной и Восточной Азии Малайзия, а также Сингапур, имеют самые высокие индексы — по 36% (Китай — 12%, Тайвань — 10%, Филиппины — 8%) [*]. Можно сделать вывод, что прямые иностранные капиталовложения оказывают большое влияние на экономику этих двух стран. На Китай, как известно, приходится примерно треть всех ПИИ в развивающиеся страны, но из-за крупных масштабов экономики ПИИ не могут оказать такое же сильное воздействие на эту страну.

Заключение
Говоря о роли прямых иностранных инвестиций в экономику Малайзии, можно не опасаться преувеличить их значимость. Трудно представить процесс перехода этой страны в новое индустриальное государство без участия в нем многонациональных корпораций (МНК). Строго говоря, внутренние инвестиции не могут в полной мере заменить ПИИ, которые кроме капитала несут в страну новые технологии, способствуют освоению новых рынков, не говоря уже о повышении уровня квалификации персонала. Малайзия превратилась из сырьевой страны в государство с процветающей современной экономикой.
Изучая политику малайзийского правительства по привлечению ПИИ и экономическую ситуацию в целом и рассматривая правовые основы привлечения иностранного капитала в страну, которые направлены преимущественно на создание льготных условий для деятельности иностранного капитала, можно сказать, что страна может предложить иностранным инвесторам гораздо больше, чем ее соседи. Однако нельзя принимать создаваемые стимулы инвестирования как главную причину притока иностранного капитала. Важную роль играют стабильное экономическое положение, хорошо разработанная и легко доступная законодательная база на английском языке, высокоразвитая современная инфраструктура. Hо, все говорит о том, что процесс привлечения ПИИ как из стран АТР, так и других частей мира, будет проходить все труднее. Сегодня инвесторы имеют больше альтернатив, чем прежде, поскольку все больше и больше стран открывают свои экономики для иностранного участия. Процессы либерализации, протекающие в Китае и Индии, активизация политики привлечения ПИИ в Южной Корее, вероятно, приведут к тому, что часть ПИИ будут обходить ЮВА стороной.
Отличительной и обнадеживающей особенностью малайзийского режима ПИИ является то, что его тщательно контролируют, чтобы удостовериться, что приток ПИИ служит на благо внутренней экономике и социальным целям. Подобный контроль над инвестиционными проектами стал возможен благодаря отсутствию общего инвестиционного законодательства, которое обеспечивает руководству страны максимальную свободу при администрировании инвестиционного режима. Инвестиционный режим является достаточно закрытым как для входа инвестиций, так и для деятельности после проникновения денег в экономику. Тем не менее, многочисленные исключения и налоговые льготы обеспечивают ситуацию, в которой общие ограничения не препятствуют притоку ПИИ в целевые отрасли. В целом, Малайзия действительно достаточно успешна в области привлечения ПИИ, несмотря на ее закрытую политику в этой области, установленную, в основном, в результате политики по бумипутра и отсутствию основного закона, предоставляющего инвесторам минимальную защиту. Наиболее значимым фактором явилась гибкая инвестиционная политика, которая адаптировалась к нуждам определенной отрасли или экономики в целом в определенное время. Отказ от политики по защите «бумипутра» в посткризисный период, после трех десятилетий претворения ее в жизнь, лишь доказывает это утверждение. Избирательные, но всеобъемлющие и индивидуализированные фискальные инициативы служили на пользу привлечения ПИИ. В настоящий момент в Малайзии существует 16 инициатив, предназначенных специально для различных индустрий [*] и видов деятельности [*], которые страна хотела бы развивать и продвигать.
Хотя Малайзия предоставляет целый ряд фискальных инициатив таких, как налоговое кредитование и льготное налогообложение, нет сомнений, что политическая и макроэкономическая стабильность в стране, последовательная индустриальная политика, сравнительно либеральный торговый режим, высококвалифицированные кадры и высококачественная инфраструктура создадут необходимую благоприятную атмосферу для ПИИ.


Литература
1. Malaysia: An Overview of the Legal Framework for Foreign Direct Investment, ISEAS, 2002
2. Foreign Direct Investment in Malaysia: A Study on Regional Integration and Trade-Emerging Policy Issues for Selected Developing Member Countries, ADB, Manila. Tham Siew-Yean, 2003
3. Malaysia: An Overview of the Legal Framework for Foreign Direct Investment, Economics and Finance No. 5(2002)
4. International Economic Policy Briefs, Institute of International Economics www.iie.com
5. UNCTAD (1998), Bilateral Investment Treaties in the Mid-1990s, United Nations Publication, New York, GENEVA.
6. Country report Malaysia 2007 by Economist Intelligence Unit
7. Capital Flows from 2006 — 2007 www.adbi.org
8. International business: Malaysia Eases Some Foreign Investment Controls www. nytimes.com
8) Malaysia lifts foreign investment controls // www.news.bbc.co.uk
9) Malaysia Eases Foreign Investment, In Malaysia, foreign investment rebounds but local capital is leaving //www.iht.com
10) Доклад ЮНКТАД о мировых инвестициях в 2007 г. // www.ln.mid.ru
11) www.statistics.gov.my
12) www.worldbank.org

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2017
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия