Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 1 (29), 2009
ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА
Табачникас Б. И.
профессор кафедры прикладной экономики
Российского государственного педагогического
университета им. А.И. Герцена,
доктор экономических наук


Экономические границы малого бизнеса: институциальные ограничения
и количественные показатели
В статье определяются качественные и количественные критерии для малых предприятий. Отмечается необходимость разработки научного подхода к выбору критериев. Проводится анализ статистических показателей с целью уточнения различных коэффициентов
Ключевые слова: малое предприятие, микропредприятие, малый бизнес, институциональное ограничение бизнеса, собственность

Прогнозируемый рост малого предпринимательства в Российской Федерации требует научно обоснованного подхода к выбору критериев для отнесения к этому сектору народного хозяйства предприятий различных отраслей национальной экономики.
Решать эту проблему важно по двум причинам. Во-первых, для прогнозирования макроэкономических процессов и их экономического регулирования нужны достоверные данные о темпах, тенденциях развития и проблемах малого предпринимательства, поскольку его функционирование — важное условие решения таких фундаментальных задач формирования рыночной экономики, как создание конкурентной среды и ограничение монополистической деятельности, обеспечение занятости населения и др. Во-вторых, выбор критериев выступает важным элементом мотивации участников малого бизнеса. Он в огромной степени определяет возможности становления и развития каждого малого предприятия. Присвоение фирме ранга «малое предприятие» дает ей право пользования налоговыми льготами, широкого использования методов ускоренной амортизации, получения поддержки у местных органов власти (управления), региональных, федеральных и межгосударственных фондов поддержки малого предпринимательства.
Рассматриваемый нами вопрос о признаках, которые надо принимать за основу при отнесении предприятий к малому предпринимательству, имеет два аспекта. Это, во-первых, проблема выбора показателей, с помощью которых определяется размер предприятия, и, во-вторых, предельное количественное значение такого показателя (или его границ).
В странах с развитой рыночной экономикой используются различные основания классификации фирм по размерам. Рассмотрев множество определений малых предприятий можно обнаружить до 50 различных критериев или их комбинаций [1, с. 41]. Среди них выделяются два основных подхода к этой проблеме: качественный (иногда его называют «экономическим»), предусматривающий использование не поддающихся количественному измерению характеристик предприятия и количественный (статистический).
Качественный вариант разрабатывался, в частности, Ван Хорном, который выделил при анализе особенностей стратегического планирования малых фирм характерные черты, присущие им в стратегическом аспекте. К их числу он отнес как поддающиеся количественному измерению традиционные, так и упомянутые качественные критерии — менее развитые системы управления, несистематичность менеджмента, неформальность отношения к тренинговым и обучающим программам, осуществление руководства основателями предприятия и/или их родственника [2].
Х. Вели на основе исследований процессов развития организаций, пришел к тому же выводу, что и Ван Хорн и идентифицировал ряд характеристик, присущих предприятиям разного размера [3, с. 47]. Для предприятий малого бизнеса он предложил следующую качественную характеристику (см. табл.1).
Таблица 1
Вариант качественного определения размера малой фирмы по Х. Веллу
Широкое распространение в западных странах получила также «теория этапов роста фирмы», появившаяся в результате исследований в области «организации поведения» («organisational behavior»). Ряд исследователей, несмотря на то, что ни один из вариантов этой теории не связан напрямую с определением размера фирмы, использовали эту концепцию для развития качественного подхода к определению размера предприятия. Так, например, согласно их взглядам малая фирма — это «такое предприятие, которое существует и функционирует независимо, а его владелец должен быть независим от других и не доминировать в своей области бизнеса. В докладе Болтонского комитета (Великобритания, 1971 г.) предлагается разновидность качественной характеристики малого бизнеса — его «экономическое» определение, согласно, которому к малым относятся фирмы, удовлетворяющие следующим условиям: управление фирмой осуществляется ее владельцем (или соучредителями) лично, а не посредством формализованной управленческой структуры; фирма является независимой (не представляет собой часть крупного предприятия).
Преимуществом качественного подхода является достижение некоторой степени его теоретического обоснования и учет широкого спектра «интуитивно» присущих разным предприятиям качественных критериев. Они не могут быть непосредственно использованы для отнесения отдельных предприятий к сфере малого предпринимательства ввиду сложности практического их применения, обусловленной, в частности, трудностью доступа к внутрифирменной информации, а также достаточно широким спектром самих критериев. Вместе с тем, мы считаем этот подход полезным.
Во-первых, он дополняет и обогащает представления о специфических особенностях организаций рассматриваемой сферы.
Во-вторых, и это главное, — качественные критерии исполняют роль институциональных предпосылок или ограничений при решении вопроса о включении предприятий в сферу малого бизнеса.
Институциональная направленность качественного подхода проявляется рельефно при установлении границ малого бизнеса с позиций доминирующей формы собственности и обеспечения его независимости от «инородных» по отношению к малому бизнесу структур. Такое решение утвердилось, в частности, в Российском законодательстве. В соответствии с принятым в 2007 году законом «О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации» субъектами малого предпринимательства могут быть коммерческие организации и потребительские кооперативы, индивидуальные предприниматели и крестьянские (фермерские) хозяйст­ва за исключением государственных и муниципальных унитарных предприятий при обязательном соблюдении следующих условий:
1. Для юридических лиц — суммарная доля участия Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, иностранных юридических лиц, иностранных граждан, общественных и религиозных организаций (объединений), благотворительных и иных фондов в уставном (складочном) капитале (паевом фонде) указанных юридических лиц не должна превышать двадцать пять процентов (за исключением активов акционерных инвестиционных фондов и закрытых паевых инвестиционных фондов).
2. Доля участия, принадлежащая одному или нескольким юридическим лицам, не являющимся субъектами малого и среднего предпринимательства, не должна превышать двадцать пять процентов.
Совешенно очевидно, что цель этих ограничений — обеспечить преимущественно частный характер собственности в сфере малого предпринимательства, не допускать превращение, рожденных в результате аутсорсинга, осуществляемого крупными компаниями (например, холдингами) юридических лиц в субъекты малого предпринимательства, пользующиеся льготами и другими формами государственной поддержки малого предпринимательства.
В то же время, вызывает сомнение целесообразность предусмотренного этим законом имитирования доли участия в капитале малых предприятий нерезидентов, инвестирующих свои средства в развитие российского бизнеса, способных использовать свои опыт инновационной деятельности и современного менеджмента. Итак, качественные характеристики могут служить институциональными ограничениями, но не критериями доступа в сферу малого предпринимательства.
В определениях малых и/или средних предприятий, основанных на количественном подходе, чаще всего используются такие доступные для анализа критерии, как число занятых, объем продаж (оборот), балансовая стоимость активов. Кроме того, для ряда отраслей применяется показатель, характеризующий массу перерабатываемого сырья. При этом известны определения, основанные на применении только одного из данных критериев или их комбинации. В России до сих пор практически используется главным образом один количественный показатель — численность работников. Исключением является применяемый с 2003 года при переводе малых предприятий на упрощенную систему налогообложения порядок, предусматривающий использование для малых фирм двух критериев: численности персонала и объема реализации (до 15 млн в год). Однако это касается только мелких фирм.
По нашему мнению, каждый из перечисленных выше параметров имеет свои преимущества, а отсюда и свою сферу применения. Во-первых, из четырех названий показателей три (численность работников, величина основного капитала, масса потребляемых предметов труда) характеризуют масштаб производства по размерам применяемых или потребляемых факторов производства — труда, капитала, материальных ресурсов и только один (объем производства, оборот) отражает его результаты. Во-вторых, любой из первых трех критериев дает неизбежно лишь одностороннее представление о размерах фирмы: малая численность может «перекрываться» высокой капиталоемкостью продукции, большая численность «сосуществовать» с незначительным (порою падающим) оборотом и т.д. Поэтому при решении по­ставленной задачи необходим дифференцированный подход к системе показателей. Для однопродуктовых предприятий добывающих отраслей, сельского, лесного хозяйства и некоторых других отраслей вполне допустимо применение натуральных показателей объема продукции (кубометры газа, тонны угля, цемента, нефти, количество гостиничных мест и т.п.). Эти примеры неудачны, т.к. в данных отраслях вряд ли есть МП.
Имеются предприятия, где величина оборота может определять долю на рынке данной продукции, величину прибыли и т.д., но не дает адекватной характеристики масштабов производства. Это относится, например, к торговым фирмам, предприятиям общественного питания, где объем услуг (сумма оборота) зависит от их ассортимента: оборот самого маленького ювелирного магазина в сотни раз больше продаж булочной или галантерейной лавки. Само собой разумеется, что для таких предприятий наиболее приемлемым признаком для группировки по их размерам является численность занятого на них персонала. Эти соображения в значительной степени относятся и к научно-техническим фирмам. Индивидуальный характер их продукции, специфика действия в этой сфере закономерностей спроса и предложения затрудняют достоверные измерения масштабов их деятельности на основе показателя объема научно-технической продукции, и поэтому здесь в значительной степени предпочтительнее применение показателя численности персонала. Однако такой подход неприемлем на предприятиях с высоким уровнем технической оснащенности и капиталоемкости продукции, например, в машиностроении. Вполне естественно, что здесь должны преобладать те показатели, которые отражают объем продукции и/или стоимость основного капитала.
Не меньшее значение имеет территориальное расположение малого предприятия. Для регионов с высоким уровнем безработицы следует принять в качестве основного критерия не численность персонала, а стоимость активов. Иначе предприятия, создающие новые рабочие места, лишатся льгот.
Упомянутый выше закон № 209 узаконивает использование разных количественных показателей — численности работников, выручка от реализации товаров (работ, услуг) без учета налога на добавленную стоимость или балансовая стоимость активов (остаточная стоимость основных средств). При этом категория субъекта малого или среднего предпринимательства определяется в соответствии с наибольшим по значению условием [4, ст. 4]. Закон устанавливает предельные количественные значения только численности работников (до 100 человек включительно для малых предприятий и до 15 человек для впервые введенной в РФ группы микропредприятий). Предельные значения двух остальных показателей должны определяться правительством один раз в пять лет.
Новые правила должны заменить ныне действующую (5) дифференцированную шкалу предельных значений численности персонала (промышленность, строитель­ство и транспорт — 100 чел., сельское хозяйство и научно-техническая сфера — 60 чел., розничная торговля и бытовое обслуживание — 30 чел., оптовая торговля и другие отрасли — 50 чел.) только с начала 2010 г. Представляется, что столь длительная отсрочка имеет серьезные основания, потому, что как новые, так и действующие нормативы требуют уточнения.
Нами была предпринята попытка сравнить установленные законами предельные значения численности (100 чел.) с фактическим количеством работников малых предприятий (см. табл. 2).
Знакомство с табл. 2 приводит к парадоксальному выводу, что подавляющее число малых фирм (кроме торговых и ремонтных предприятий) должно быть отнесено к предусмотренной Федеральным законом от 24.07.2007 года категории микропредпрятий (численность до 15 человек).
Но такое заключение было бы поверхностным, по­скольку за средними цифрами скрываются существенные различия размеров предприятий как во всем народном хозяйстве, так и в рамках отдельных отраслей. Кроме того, не вызывает сомнений, что официальная статистика учитывает все зарегистрированные в установленном законом порядке малые предприятия, значительная часть которых представляют собой фактически бездействующие «фирмы-однодневки». Однако, несмотря на указанную неполноту и частичную недостоверность статистиче­ского учета, приведенные данные свидетельствуют о том, что утвержденное в 2007 году предельное значение численности персонала малого предприятия (100 человек) оставляет возможность роста объема продукции (услуг, работ) малого бизнеса и их вклада в валовый внутренний продукт не только за счет создания новых фирм, но и путем увеличения численности работников действующих предприятий. Следует также иметь в виду целесообразность корректировки соответствующей статьи закона, в частности, возврата к принципу установления разных предельных лимитов численности работников с учетом специфических особенностей отдельных отраслей. В 2008 и 2009 годах необходимо организовать мониторинг и анализ реальных уровней и динамики численности персонала малых предприятий.
Таблица 2
Средняя численность работников на одном малом предприятии в 2006 году
Рассчитано по данным «Российский статистический ежегодник. Официальное издание 2007 год. — М., 2007. — С. 346.
Как указывалось, комментируемый закон вводит в число альтернативных критериев принадлежности предприятий к сфере малого бизнеса показатель выручки от реализации продукции. Однако этот ключевой показатель финансовых результатов в его традиционной форме не может быть использован для классификации предприятий по их размерам, так как его уровень и динамика зависят не только от реального объема производственной деятельности, но, в значительной степени, и от материалоемкости продукции. Поэтому при решении вопроса об отнесении предприятий к сфере малого предпринимательства целесообразно использовать один из хорошо известных показателей, «свободных» от влияния повторного счета предметов труда — реализованную условно-чистую продукцию («добавленную стоимость», Wertschopfung, value added) или чистую продукцию (Nettoproduction, net product).
Представляется, что изложенные теоретические выводы и практические рекомендации следовало бы учесть при разработке нормативных актов и методических материалов, направленных на стимулирование развития малого предпринимательства.


Литература
1. Афанасьев В., Крылова Е. Малое предпринимательство в решении проблемы занятости // Рос. экон. журн. — 1996. — № 10. — С. 40–46.
2. Ван Хорн. Основы финансового менеджмента. — М.: Изд-во Вильямс, 2001.
3. Колесников А., Колесникова Л. Малый и средний бизнес: эволюция понятий и проблемы определения // Вопр. экономики. — 1996. — № 7. — С. 46–58.
4. Федеральный закон Российской Федерации от 24 июля 2007 г. № 209-ФЗ «О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации». Ст. 4. — М.: ИНФРА, 2007.
5. Федеральный закон «О государственной поддержке малого предпринимательства в Российской Федерации» от 14.06.1995 года.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2021
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия