Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (27), 2008
ВОПРОСЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ. МАКРОЭКОНОМИКА
Канапухин П. А.
доцент кафедры экономической теории и мировой экономики экономического факультета Воронежского государственного университета,
кандидат экономических наук


Система экономических интересов и закономерность ее развития
В статье на основе анализа закона возвышения потребностей и исторической эволюции отношений собственности показано усиление тенденции социализации экономических интересов по мере движения общества от доиндустриальной к постиндустриальной стадии развития
Ключевые слова: экономические интересы, отношения собственности, потребности, закон, закономерность

Оценить направленность происходящих в обществе процессов можно, только обратившись к основополагающим детерминантам социально-экономического развития, важнейшими из которых являются интересы хозяйствующих субъектов. Лишь выявляя закономерности развития и трансформации системы интересов, можно не только адекватно воспринять те или иные социально-экономические изменения, но и понять их механизм.
1. Закон и закономерность. Экономический закон возвышения потребностей
Исследование закономерности развития системы экономических интересов требует предварительного уточнения сущности самого понятия «закономерность», которое до сих пор, несмотря на широкое использование в различных отраслях науки, так и не получило однозначного истолкования. Основной проблемой в данном случае является вопрос о соотношении научного закона и закономерности.
По указанной проблематике можно выделить три основных точки зрения. Сторонники одной из них фактически отождествляют понятия «закон» и «закономерность» [1, С. 19]. Такой подход нельзя признать достаточно убедительным. В соответствии с одним из принципов философии познания, известном как «бритва Оккама», «не следует умножать сущности без необходимости». Это значит, что, если бы закон и закономерность были тождественными понятиями, то не было бы нужды в существовании двух этих терминов. В виду этого две другие точки зрения на соотношение «закона» и «закономерности», не отождествляющие их, выглядят более обоснованными. Сторонники одной из них считают, что «...законы науки являются вторичными по отношению к закономерностям природы и общества» [8, С. 25, 60]. При этом закономерность трактуется в плане наличия объективных, необходимо повторяющихся существенных связей, отношений и взаимодействий общественной жизни. Закон же рассматривается как некое «отражение этих связей» в научном познании. В данном случае закон рассматривается как результат теоретической деятельности человека, фиксирующего и отражающего ту или иную реально существующую в природе или обществе закономерность. Однако это противоречит общепризнанному положению, согласно которому закон существует и действует объективно, вне зависимости от того, познан ли он.
Более предпочтительной в этой связи является позиция, согласно которой закон и закономерность находятся в тесной связи, являясь «...разными выражениями необходимости» [6, С. 189]. При этом закономерность, в отличие от закона, отражает не жестко детерминированный характер объективной необходимости, а лишь ту или иную степень вероятности ее проявления. Так, строение любого организма или, скажем, композиция художественного произведения подчиняются соответствующим биологическим или эстетическим законам, однако конкретный организм, и, тем более, художественное произведение обладают также и массой индивидуализирующих их качеств. Последние с точки зрения общего закона являются набором случайностей, через которые и проявляется закон (или в совокупности с которыми закон действует). Закон как необходимость в конкретном, действуя опосредствованно через случайное, выступает для этого конкретного как закономерность. Таким образом, закономерность – это форма конкретного проявления закона, «...закон, вставленный в драгоценную оправу случайностей» [Там же].
Следовательно, закономерность развития системы экономических интересов представляет собой совокупность основных связей и зависимостей, «отражает правильность, последовательность в явлениях, относящуюся к определенному месту и времени и обусловленную... не одной, а рядом причин, складывающихся под влиянием нескольких законов» [7, С. 86].
Для того, что бы определить сущность этой закономерности, необходимо отталкиваться от базовых характеристик категории «экономические интересы». Первая такая характеристика вытекает из наличия их тесной диалектической связи с потребностями: интересы исходят из них и на них основываются. Отсюда, в качестве одного из важнейших факторов формирования закономерности развития системы экономических интересов, выступает действие закона возвышения потребностей.
Закон возвышения потребностей есть общий экономический закон, выражающий прогрессивный процесс количественного и качественного изменения существующей в обществе системы потребностей. Согласно данному закону, в ходе развития общественного производства происходит рост и видоизменение потребностей, исчезновение одних и возникновение других, новых, в результате чего круг потребностей расширяется, их структура качественно меняется. Этот закон характеризует стадии движения потребностей, взаимосвязи между производством и потребностями, их взаимное влияние друг на друга при определяющей роли производства.
Иными словами, закон возвышения потребностей выражает причинно-следственную, объективную зависимость динамики существующих потребностей от развития общественного производства.
Наряду с потребностями, другим важнейшим элементом данного закона являются экономические возможности, или ресурсы общества. Они, так же как и потребности, представляют собой исходную экономическую предпосылку процесса воспроизводства. Эти две категории и составляют две стороны закона возвышения потребностей, его противоречивое единство. Особенностью экономических потребностей является присущая им тенденция к безграничному развитию, к постоянному опережению экономических возможностей общества. Но экономические ресурсы ограничены. В постоянном преодолении этого противоречия, в удовлетворении уже возникших потребностей, в поисках новых экономических ресурсов и состоит прогрессивный характер действия закона возвышения потребностей. В силу этого ограниченность ресурсов носит относительный характер.
Главным фактором реализации требований закона возвышения потребностей в современных условиях выступает НТП. Научно-технический прогресс стимулирует возникновение новых потребностей как у производителей, так и у потребителей. Одновременно он служит средством разрешения противоречия между постоянно увеличивающимися и возвышающимися потребностями и ограниченными материальными и социальными возможностями их удовлетворения.
Как показывает мировая практика, экономическому прогрессу через развитие системы потребностей пока в наибольшей степени отвечают рыночная экономика и развитие товарно-денежных отношений.
Специфика рынка и рыночных отношений состоит в нацеленности на получение максимума прибыли. Эта цель, в конечном счете, реализуется через обмен денежных доходов населения на потребительские товары и услуги. Рыночная экономика стимулирует развитие системы экономических потребностей населения, способствует постоянному обновлению механизма воздействия на эту систему. Все большее осознание рыночными структурами взаимосвязи производства с возможностями реализации его результатов, определяемыми доходами населения, обусловили необходимость (с вынужденного согласия товаропроизводителей в обмен на экономическую стабильность) перераспределения доходов в обществе.
Однако тот же мировой опыт свидетельствует о возможном негативном воздействии рынка на развитие системы потребностей человека: стимулирование вредных для здоровья и нравственности потребностей, формирование «общества потребления», накопление излишних и ненужных товаров, разрушение среды обитания человека и т.п.
Действие закона возвышения потребностей не только изменяет существующую в обществе систему их формирования. Одновременно этот же самый процесс изменяет и их носителя: прежде всего как производителя материальных и духовных благ, что связано с изменением всего процесса труда, основной сферы деятельности общества * , а также потребителя, что оказывает прямое воздействие на индивида, т. к. «... продукт индивидуального потребления есть сам потребитель» [2, С. 195].
В свою очередь, развитие и совершенствование производства и потребления, как исходного и конечного пунктов движения потребностей и продукта, приводят к совершенствованию двух связывающих их звеньев – распределения и обмена, ибо произведенные в соответствии с существующими потребностями материальные блага должны быть распределены, и с помощью обмена вновь перераспределены согласно отдельным потребностям. Следовательно, действие закона возвышения потребностей, несомненно, влияет на формирование системы экономических интересов того или иного общества. Вместе с тем, ограничиваться лишь этим влиянием при рассмотрении закономерности развития системы экономических интересов было бы ошибочно, т. к. сущность экономических интересов конституируется не только тесной связью с потребностями, но и тем фактом, что конкретный характер интересов того или иного субъекта непосредственно детерминирован его социально-экономическим статусом, и прежде всего, его местом в системе отношений собственности.
Таким образом, совершенно очевидно, что характеристика закономерности развития экономических интересов невозможна без всестороннего рассмотрения законов движения отношений собственности.
2. Закономерности развития экономических интересов и отношения собственности
Законы, характеризующие движение отношений собственности, образуют сложную систему, ядром которой выступает своеобразный «основной» закон данной категории – закон генезиса (формирования) отношений собственности. Согласно классической формулировке, объективным основанием существования форм собственности на те или иные блага, являются способы их производства. Характеризуя сущностную связь форм собственности на вещи со способами их создания на примере анализа общинных отношений, Г.В.Плеханов отмечал: «Моментом, определяющим принадлежность предмета в собственность, является способ работы над ним, способ производства. Я отточил своими руками кремневый топор, – он мой; мы с женой и детьми построили хижину, – она принадлежит семье; я охотился со своими соплеменниками, – убитые звери принадлежат нам сообща» [5, С. 660].
Таким образом, структура форм собственности диктуется, прежде всего тем, какие технологические уклады существуют в рамках той или иной экономической системы и каково их соотношение. С изменением характера процесса производства, а значит – способа присвоения человеком природных и технических ресурсов, происходят и сдвиги в доминирующих формах собственности.
Как известно, исторически первым сложился так называемый доиндустриальный, или первичный сектор экономики, включающий сельское хозяйство и добычу полезных ископаемых для собственных нужд. На этом секторе базировалась экономика всех человеческих обществ, вплоть до XVII века. Основным средством производства в этот период являлась земля. Непосредственный производитель (крестьянин) с этим решающим средством производства сохраняет естественное, природное единство. В этих условиях (и при рабовладении, и при феодализме) производитель относится к средствам производства, прежде всего к земле, как к собственным, и источником его существования являются продукты, произведенные им самим на его земле. Естественное единство производителя с землей и его принадлежность к общине как предпосылки труда и присвоения являются обязательными свойствами тех обществ, «в которых земельная собственность и земледелие образуют базис экономического строя» [4, С. 472]. Таким образом, характер технологической базы данного этапа развития человеческой цивилизации обусловливал в целом доминирование индивидуальной формы собственности на условия и результаты производства. Как отмечал К. Маркс, «...форма свободной парцеллярной собственности крестьян, ведущих самостоятельно свое хозяйство, в качестве преобладающей, нормальной формы... образует экономическое основание общества в лучшие времена классической древности...» [3, С. 371].
Возникновение вторичного сектора – перерабатывающей промышленности – ознаменовало становление нового типа экономики, индустриальной, которая господствовала с конца ХVII до начала ХХ века.
В рамках индустриальной экономики (в эпоху классического капитализма) происходит расщепление собственности как на рабочую силу, которая становится товаром, так и на средства производства. Несмотря на то, что собственность на рабочую силу в результате совершения акта найма переходит к капиталисту, она остается неразрывно связанной с личностью рабочего, что дает последнему возможность в определенных пределах регулировать интенсивность ее расходования (особенно при применении до- и постконвейерной организации производства). И хотя капиталист сохраняет собственность на капитал, именно рабочий в процессе производства использует средства производства.
На раннеиндустриальном этапе действует «классическая» частная собственность на конкурентном рыночном пространстве, мало подверженном влиянию государства. Имеется достаточно ясное распределение совокупности прав собственности на определенные хозяйственные ресурсы между конкретными лицами. Можно легко провести связь между местом человека в системе общественного производства и принадлежащими ему правами собственности на определенные хозяйственные ресурсы. Так, предприниматель является одновременно и владельцем производительного капитала, банкир – владельцем денежного капитала, рабочий – владельцем рабочей силы и т.д. Соответственно, все эти разнообразные собственники легко идентифицируются по их принадлежности к определенному классу или социальной группе.
В период развитого индустриального общества, когда промышленный переворот в основном завершен, и экономическая система постоянно воспроизводится уже на индустриальном базисе, проявляются заметные сдвиги в системе отношений собственности.
Происходит рост масштабов капиталистического производства (и рост размеров «экономических организаций»), и по мере развития этого процесса уходит в прошлое фигура капиталиста-предпринимателя. Сначала капиталист отделился от предпринимателя, многие предпринимательские функции перешли к менеджерам (но это не означало с формальной стороны приобретения последними статуса собственников, хотя и расширяло их возможности в распоряжении капиталом). Одновременно и сам капиталист из единоличного владельца превращался в группу, а потом и в массу пайщиков («shareholders»), достигающую размеров многотысячной толпы и даже подчас превосходящую этот масштаб. Значительная часть этой массы людей реально обладала правами только на доход от собственности, не только не управляя ею, но и не представляя толком, что же с ней делается, и какой доход она на самом деле приносит. Таким образом, если перейти на язык неоинституциональной теории прав собственности, можно отметить, что с ростом масштабов и сложности организации капиталистических предприятий исключительные права собственности, принадлежавшие капиталисту, начинают постепенно размываться. Сам «капиталист-собственник» из строго определенного лица превращается в группу со сложным распределением правомочий внутри нее, тем самым индивидуальная форма собственности уступает статус ведущего элемента системы отношений собственности различным вариациям групповой собственности (акционерной, кооперативной и т. д.).
В XX веке наука становится непосредственной производительной силой. Над производством товаров надстраивается третичный (постиндустриальный) сектор – производство услуг, технологий, программного обеспечения и прочих нематериальных богатств. Развиваются такие виды деятельности, как оптимизация финансовых потоков, логистика и т. д. В результате в самых глубинных основах экономического устройства большинства развитых стран мира и в характере его эволюционного развития произошли принципиальные изменения. Эти изменения означали появление наряду с традиционным, капиталистическим принципиально иного компонента – социализации, т.е. компонента, в определенной мере отрицающего частную собственность, наемный труд и мотив прибыли как главный внутренний импульс к развитию.
Заметим, что еще основоположниками марксизма было указано, что капитализм, создав менее чем за столетие такие колоссальные производительные силы, которые по своему могуществу превосходили все ранее существующее, вынужден в стремительном темпе социализироваться – сначала по форме, а затем и по содержанию. Особенно ускорился данный процесс в последней трети двадцатого столетия, когда в общественном производстве радикально возросла роль человека как центральной фигуры НТР, непосредственного производителя. Традиционная форма капиталистического производства, основанная на отчуждении работника от собственности на средства и результаты производства, в условиях постиндустриального общества оказывается неэффективной, не способной гибко реагировать на достижения научно-технического прогресса.
Формирующийся новый технологический способ производства предполагает перераспределение экономической власти от собственника капитала к собственникам информации (знания) и высококвалифицированной рабочей силы. В этой связи в настоящее время в экономике большинства развитых стран мира доминируют такие формы фирменной организации, которые модифицируют сущностные устои капиталистического производства, частично снимают отчуждение наемного работника от средств производства. Основными элементами национального богатства все в большей степени становятся те или иные нематериальные активы * . Права собственности на эти активы трудно четко специфицировать, что, в свою очередь, ведет к резкому повышению трансакционных издержек, связанных с поддержанием института частной собственности на факторы и результаты постиндустриальной деятельности.
Рост обобществления в индустриальном секторе современной экономики, развитие постиндустриальной сферы, «ресурсы» которой (информация, культурные ценности, творческие способности и т.п.) по своей природе неадекватны частному присвоению, наконец, объективная тенденция возрастания угроз глобальных, общечеловеческих проблем создают новые условия хозяйствования. Эти условия генерируют мощные импульсы создания ассоциированных, общественных форм организации не только труда, но и распоряжения и присвоения.
Подводя некоторые итоги вышесказанному, можно следующим образом отобразить историческую эволюцию отношений собственности в соответствии с действием закона ее генезиса:
Таблица 1
Этапы развития отношений собственности
Основываясь на изложенных выше особенностях генезиса системы отношений собственности, а также на выводах, вытекающих из действия закона возвышения потребностей, можно выявить определенную закономерную связь в развитии системы экономических интересов.

3. Основная закономерность развития системы экономических интересов

Господство индивидуальной собственности в доиндустриальную эпоху предопределяло и доминирование индивидуальных форм интересов в существовавшей тогда их системе. При этом эти интересы в силу характера доиндустриальной экономики либо слабо соприкасались друг с другом, либо находились в крайней степени конфронтации.
Переход к индустриальной стадии развития радикально трансформирует структуру существующей системы экономических интересов. По сравнению с доиндустриальной эпохой их спектр, с одной стороны, радикально усложнился, а с другой стороны, вследствие повышения общественного характера производства и размывания статуса индивидуального собственника, все большую значимость получают групповые интересы. При этом степень взаимозависимости разноуровневых интересов становится выше.
Особенности постиндустриальной экономики, отношений собственности, складывающихся в ее рамках, природа возникающих потребностей накладывают свой отпечаток на характер существующей системы экономических интересов. В ее структуре все большее значение начинают получать общие (общечеловеческие) интересы, связанные с необходимостью разрешать нависшие над человечеством глобальные проблемы. Да и в рамках отдельного национального хозяйства, все в большей степени функционирующего в современных условиях как своеобразная единая фабрика, все элементы которой (отдельные хозяйствующие субъекты) тысячами нитей связаны друг с другом, растет приоритет общих интересов. Однако это не означает, как это в свое время сплошь и рядом имело место в советский период, полное подчинение и подавление индивидуальных и групповых интересов. В условиях постиндустриальной экономики последние, оставаясь важнейшими факторами детерминации поведения хозяйствующих субъектов, приобретают качественно новую характеристику – интегративность, означающую, что лишь в условиях инкорпорированности в общие интересы возможна их наиболее полная реализация. Общие же интересы в современную эпоху не привносятся извне какой-либо довлеющей над обществом силой. Они формируются в результате синтеза индивидуальных и групповых интересов в процессе жизнедеятельности социума как единого целого.
Таким образом, закономерность развития системы экономических интересов можно сформулировать следующим образом: система экономических интересов развивается в соответствии с изменениями, происходящими в системе потребностей, и трансформацией отношений собственности в направлении их большей социализированности и согласованности на основе разрешения имманентных ей, постоянно воспроизводящихся противоречий * .
В закономерности развития системы экономических интересов, таким образом, проявляются следующие процессы:
а) экономические интересы представляет собой форму проявления экономических отношений, складывающихся между людьми по поводу необходимости удовлетворения существующих у них потребностей;
б) развитие системы экономических интересов – это важнейший элемент экономического развития;
в) взаимодействие разноуровневых экономических интересов имеет характер диалектического противоречия;
г) в основе развития системы экономических интересов, а следовательно, и в основе экономического развития находятся процессы возрастания потребностей и трансформации отношений собственности на средства производства;
д) источником развития системы экономических интересов и всей экономики в целом является поиск путей разрешения имманентных ей противоречий.
Выявление закономерности развития системы экономических интересов особенно важно для современной России с ее социально-экономической дезориентацией, неопределенностью цивилизационного состояния, неустойчивостью национального воспроизводственного процесса. Представление о закономерности развития системы экономических интересов, способно дать определенную систему координат для оценки места, роли, особенностей России в общечеловеческом развитии, и прояснить особенности современного этапа ее эволюции.


Литература
1. Глезерман Г.Е. Законы общественного развития: их характер и использование. – М.: Политиздат, 1979.
2. Маркс К. Соч. – 2-е изд. / К. Маркс, Ф. Энгельс. – Т.23.
3. Там же. – Т.25. Ч. II.
4. Там же. – Т. 46. Ч. I.
5. Плеханов Г.В. Избранные философские произведения. В 5 т. – Т. 2. – М.: Госполитиздат, 1956.
6. Спиркин А.Г. Основы философии. – М.: Политиздат, 1988.
7. Суслов И.П. Методология экономического исследования. – М.: Мысль, 1974.
8. Уледов А.К. Социологические законы. – М.: Мысль, 1975.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2019
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия