Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (24), 2007
ЭКОНОМИКА, УПРАВЛЕНИЕ И УЧЕТ НА ПРЕДПРИЯТИИ
Солодухин К. С.
заведующий лабораторией стратегического планирования,
доцент кафедры математики и моделирования Владивостокского государственного университета экономики и сервиса,
кандидат экономических наук


Проблемы применения теории заинтересованных сторон в стратегическом управлении организацией

1. Проблемы применения теории стейкхолдеров к управлению фирмой
В настоящее время в экономической науке можно выделить три одновременно сосуществующие основные теоретические парадигмы: концепция неоклассики, парадигма институциональной экономики и эволюционная парадигма. В последние годы также активно развивается системная парадигма (связываемая с именем Я. Корнаи [2]), основанная на интеграции неоклассической, институциональной и эволюционной концепций. В свою очередь, существуют три основных варианта концепции предприятия в развитой экономике: неоклассическая, агентская (акционерная) и концепция стейкхолдеров [1].
В концепции стейкхолдеров (stakeholder concept, stakeholder theory), или теории заинтересованных сторон, рассматривается зависимость действий фирмы от интересов широкого множества заинтересованных сторон, к числу которых относятся потребители, поставщики, акционеры, управляющие, работники и др. При этом каждый из стейкхолдеров имеет определенные права на контроль над фирмой, поэтому концепция предполагает необходимость принятия решений с учетом их интересов.
Системная концепция предприятия может рассматриваться в качестве отправной точки для стратегического описания российских предприятий в настоящее время, поскольку, как показал Г.Б. Клейнер, ни одна из вышеперечисленных концепций «в чистом виде не представляет схемы для анализа, релевантной реальному положению и роли предприятия в любой экономике, и тем более – в российской» [1, с. 123].
Недостаточная адекватность стейкхолдерской концепции фирмы российской действительности, по мнению Г.Б. Клейнера, вытекает из того, что поведение российских промышленных предприятий определяется в наибольшей степени интересами лишь внутреннего высшего менеджмента и крупных собственников.
Следует, однако, отметить, что такая ситуация была характерна для 90-х годов прошлого столетия, но последние годы характеризуются переменами в этой сфере. Свидетельством тому является постепенное развитие и распространение в стране системы корпоративного управления (Corporate Governance), один из принципов которого (по версии Организации экономического сотрудничества и развития) напрямую подчеркивает «роль заинтересованных лиц в управлении компанией» [3, с. 10]. Нельзя не отметить и повышение внимания к концепции «социальной ответственности бизнеса» в последнее время.
Одновременное сосуществование нескольких концепций, описывающих механизм принятия решений в управлении предприятием, связано с тем, что у различных фирм на разных этапах их деятельности возникают специфические задачи.
В частности, основными потребителями теории заинтересованных сторон являются не все компании, а только те, которые заинтересованы в поддержании отношений с широким кругом стейкхолдеров и в управлении ими. Таким компаниям теория заинтересованных сторон может предложить нестандартные подходы для решения их специфических задач [4]. В качестве примера такой организации можно привести высшее учебное заведение, поведение которого можно описать как лавирование между интересами многочисленных стейкхолдеров (подробнее о них будет сказано ниже). При этом оптимизация финансового результата является не самоцелью, но средством удовлетворения запросов стейкхолдеров в условиях недостаточного государственного финансирования вуза.
Появление теории заинтересованных сторон связано с выходом работы Э. Фримена «Стратегический менеджмент: концепция заинтересованных сторон» [8], в которой автор вводит понятие «заинтересованная сторона» (stakeholder), дает его определение и предлагает к рассмотрению оригинальную модель фирмы. Выдвинутая Э. Фрименом идея о представлении фирмы и ее внешнего и внутреннего окружения как набора заинтересованных в ее деятельности сторон, интересы и требования которых должны приниматься во внимание и удовлетворяться менеджерами как официальными представителями фирмы, получила широкую поддержку [5].
Одним из важных направлений приложения теории заинтересованных сторон является теория стратегического управления. Стратегическое управление как сфера деятельности нацелено на формирование и поддержание устойчивых конкурентных преимуществ организации, которая взаимодействует с многочисленными группами и индивидами, поскольку их поддержка необходима при реализации стратегии. В результате организация получает устойчивые конкурентные преимущества, обеспечивающие ей долгосрочную конкурентоспособность и уровень прибыли выше среднего. Это и дает возможность предприятию функционировать непрерывно и неограниченно, в чем, собственно, и состоит базовое содержание понятия «предприятие» [1, с. 92]. (Вслед за Г.Б. Клейнером мы употребляем термины «предприятие», «фирма», «производственная организация» как синонимы.)
Заинтересованные стороны поставляют организации необходимые для ее деятельности ресурсы потому, что ее деятельность позволяет удовлетворять их запросы и потребности. При этом удовлетворение запросов стейкхолдера есть не что иное, как получение им от организации ресурсов (в самом широком смысле этого понятия). Таким образом, отношения между организацией и ее стейкхолдерами выстраиваются вокруг ресурсного обмена, поскольку каждая заинтересованная сторона стремится создать собственную ресурсную базу, которая наилучшим образом соответствовала бы ее целям.
Практическое применение теории стейкхолдеров связано с использованием ее моделей для анализа заинтересованных сторон и их отношений с фирмой. Использование некоторых моделей теории в качестве вспомогательных инструментов стратегического управления описано М.А. Петровым [5].
На базе выбранных моделей им была сформирована методика стратегического анализа заинтересованных сторон и их отношений с фирмой. Конечной целью данного анализа была разработка стратегии, позволяющей, управляя заинтересованными сторонами, достигать поставленных заказчиком (менеджментом) целей.
Однако попытка использовать результаты анализа заинтересованных сторон и их отношений с фирмой для построения корпоративной стратегии не увенчалась успехом в силу возникновения двух принципиальных проблем. Во-первых, полученные оценки отдельных стейкхолдеров были оторваны от целостного рассмотрения фирмы и ее бизнес-процессов. Во-вторых, произошла подмена целей фирмы целями и интересами менеджмента, являющегося в данном рассмотрении центральной, но все же лишь одной из заинтересованных сторон.
Первую проблему удалось решить, используя традиционные («классические») инструменты стратегического управления (SWOT-анализ, инструменты школы позиционирования, анализ ключевых компетенций). Вторая проблема осталась нерешенной. Сформированные на основе моделей теории стейкхолдеров методы стратегического анализа и управления оказались жестко ориентированы на интересы и цели конкретной (центральной) заинтересованной стороны.
Инструментарий теории заинтересованных сторон хорошо подходит для разработки и осуществления действий, направленных на усиление и реализацию власти одного стейкхолдера в отношении других. Как следствие, разработанные по результатам анализа стратегии ориентированы на перераспределение ресурсов фирмы в пользу конкретного стейкхолдера, что повышает эффективность его операций, но не решает основную задачу общекорпоративной стратегии, которая заключается в повышении долгосрочной эффективности фирмы как целостной системы, состоящей из всех ее стейкхолдеров.
Вместе с тем инструменты теории заинтересованных сторон позволяют достаточно успешно проводить оценку расстановки сил стейкхолдеров, опирающуюся на значимость текущих или потенциально возможных отношений с фирмой, а также оценивать их цели и интересы на предмет соответствия и противоречий. Это указывает на потенциальную возможность использования инструментов теории заинтересованных сторон при выработке стратегических целей фирмы, которые одновременно учитывали бы вклад стейкхолдеров в общее дело и их частные потребности. В этом мы солидарны с М.А. Петровым, как и в том, что не следует отбрасывать возможность использования инструментов теории заинтересованных сторон для решения вопросов стратегического управления [5]. Труднее согласиться с тем, что «скорее требуется изменить порядок их применения» и использовать «в качестве вспомогательных элементов при разработке корпоративной стратегии» [5, с. 66], поскольку это не решит проблему до конца.
Разработка новых инструментов теории заинтересованных сторон для решения задач стратегического управления, несомненно, расширяет аналитические и управленческие возможности менеджмента таким же образом, как и совершенствование совместного использования существующих и новых инструментов теории и «классических» инструментов стратегического анализа и планирования. Однако при этом надо понимать, что последние создавались в рамках неоклассической парадигмы, т. е. ориентированы на максимизацию прибыли, дохода, ликвидности и т. п. Использование этих инструментов в рамках другой («стейкхолдерской») концепции требует их модификации, иногда настолько значительной, что, по сути, они превращаются в новые инструменты.
При реализации стратегического управления решаются вопросы поиска, создания и укрепления конкурентных преимуществ в каждой сфере бизнеса фирмы (на бизнес-уровне) и в каждой области взаимодействия между различными бизнесами (на корпоративном уровне). Различные концепции (школы) стратегического управления отличаются в том числе тем, какие источники конкурентных преимуществ считаются приоритетными. В любом случае, конкурентными считаются преимущества, которые в конечном итоге позволяют более эффективно удовлетворять запросы потребителей продукции фирмы (ее клиентов). Это значит, что требуется либо удовлетворять потребности клиентов лучше, чем конкуренты, либо так же, но с меньшими издержками. Таким образом, достижение необходимых финансовых показателей фирмы напрямую зависит от ее способности к удовлетворению потребностей клиентов.
2. Вопросы оценки относительной значимости запросов различных заинтересованных сторон
Методы и инструменты стратегического управления в рамках различных школ и концепций стратегического управления могут различаться, но подчинены данной логике. В центре их внимания находятся клиенты или менеджмент (особенно на корпоративном уровне), поскольку именно он чаще всего принимает стратегические решения. Отношения с другими заинтересованными сторонами и их запросы, если и учитываются, то значительно слабее, и в любом случае не ставятся в центр внимания.
В результате при использовании «классических» инструментов стратегического анализа и планирования менеджмент организации выступает как «целевой» стейкхолдер, что приводит к подмене целей фирмы его целями и, как следствие, перераспределению ресурсов в пользу менеджмента.
Менеджмент в любом случае представляет собой особенную фигуру для фирмы, поскольку именно он организует ресурсный обмен и управляет отношениями со всеми поставщиками (и потребителями) ресурсов, т. е. остальными стейкхолдерами. Вместе с тем менеджмент является лишь одной из заинтересованных сторон (хотя и очень важной), и потому цели организации не могут совпадать с его целями, равно как и с целями любого другого стейкхолдера. С точки зрения теории заинтересованных сторон, организации существуют для удовлетворения интересов (требований) всех своих заинтересованных сторон, и в этом состоят их основные, фундаментальные цели [7].
Таким образом, при решении задачи разработки общекорпоративной стратегии фирмы как целостной системы, состоящей из всех ее стейкхолдеров, нельзя обойтись без новых инструментов стратегического анализа и планирования, позволяющих системно рассматривать фирму и ее бизнес-процессы и не допускающих подмены целей фирмы целями отдельных групп заинтересованных сторон.
В аналогичном русле должны разрабатываться и новые инструменты теории заинтересованных сторон, ориентированные на практическое применение, поскольку задачи, которые решаются с их помощью, также связаны с систематизацией отношений со всем кругом заинтересованных сторон, их согласованием и интеграцией в системы управления фирмой [4]. Таким образом, при решении задачи разработки стратегии фирмы как целостной системы необходимо учитывать интересы всех стейкхолдеров, ее составляющих, хотя и в различной степени.
В то же время очевидно, что число заинтересованных сторон любой организации близко к бесконечному (если следовать определению Фримена, согласно которому заинтересованной стороной, или стейкхолдером, является «любая группа или индивид, которые могут повлиять или на которые влияет достижение целей организации» [8, с. 46]). В этой связи на практике необходим выбор тех групп и индивидов из огромного множества стейкхолдеров, которые действительно важны и с чьими интересами действительно стоит считаться. Эта задача определяет первую из трех областей исследования теории заинтересованных сторон [5, 9]. Вторая область исследований определяется необходимостью выявления интересов стейкхолдеров.
При этом необходимо не просто выделение релевантных групп заинтересованных сторон, но и оценка их сравнительной важности с точки зрения организации и ее стратегии. Кроме того, недостаточно выявить запросы стейкхолдеров. Нужны количественные оценки, учитывающие важность запросов и удовлетворенность стейкхолдеров их реализацией, их важность для организации. Это позволит повысить объективность стратегического анализа и, соответственно, качество реализуемой стратегии организации.
Для идентификации значимости стейкхолдеров обычно используется модель, предложенная Митчеллом и др. [10], с помощью которой можно получить и количественные оценки сравнительной важности заинтересованных сторон.
В рамках модели Митчелла каждый стейкхолдер характеризуется следующими свойствами: «власть» (power), «законность» (legitimacy) и «срочность требований» (urgency). Обладание данными атрибутами не является постоянным, заинтересованные стороны могут приобретать и терять их с течением времени, однако классы стейкхолдеров определяются именно через обладание одним, двумя или тремя атрибутами. В результате сочетания свойств выделяют семь классов значимости стейкхолдеров. Три из них обладают одним атрибутом (латентные), три – двумя (ожидающие) и один – тремя (категорическая группа). К латентным группам относятся бездействующая или спящая (обладает властью), контролируемая (обладает законностью) и требующая (обладает срочностью).
Значимость каждой заинтересованной стороны зависит от числа классов, в которые она входит, и значимости классов (если они упорядочены в зависимости от важности соответствующего им набора атрибутов). Таким образом, самой влиятельной группой являются «категорические» стейкхолдеры, обладающие одновременно тремя атрибутами.
С обладанием перечисленными атрибутами связан ответ на вопрос о том, как заинтересованные стороны добиваются реализации своих интересов, который определяет третью область исследований теории заинтересованных сторон. Здесь изучаются пути оказания влияния (стратегии поведения), которые могут быть как нападающими (стратегии влияния), так и защитными (стратегии ответа).
С другой стороны, стейкхолдеров можно рассматривать как партнеров организации, поддержка которых необходима при реализации ее миссии и видения. В этом случае организация осуществляет стратегию партнерства, которая разрабатывается с учетом запросов всех групп заинтересованных сторон, целью которой является удовлетворение данных запросов и взаимовыгодное сотрудничество.
В этой связи нами была предложена альтернативная модель оценки уровня значимости групп заинтересованных сторон.
Также была разработана модель, в рамках которой определяется количественная оценка запросов групп заинтересованных сторон к организации и ранжируется общий список запросов всех групп по степени их актуальности для организации (с учетом значимости каждой группы, полученной в первой модели) [6]. Аналогичные модели (решающие такую задачу) нам не известны. При применении этой модели были получены значения сравнительной важности основных групп заинтересованных сторон на примере ВГУЭС. Значения этого показателя для разных стейкхолдеров оказались следующими: «бизнес-сообщество» – 30%; «сотрудники» – 29%; «клиенты» – 21 %; «общество» – 11%; «внешние партнеры» – 9%.
Таблица 1
Наиболее важные запросы групп заинтересованных сторон ВГУЭС
В группу «Клиенты» вошли студенты всех форм и уровней обучения, в том числе иностранные, их родители, слушатели КПК, потребители необразовательных услуг. В группу «Внешние партнеры» вошли другие учебные заведения всех уровней подготовки и профессиональные сообщества. В группу «Бизнес-сообщество» вошли коммерческие организации как потребители подготовленных специалистов-выпускников, образовательных, консалтинговых услуг и научно-технических разработок. Группу «Общество» составили государственные и региональные органы власти, потребители культурных ценностей, фонды-грантодатели, гражданское общество в целом.
Менеджмент вуза (вместе с преподавателями и другими сотрудниками) вошел в группу «Сотрудники», которая не получила наибольший «вес». Более того, значительная сравнительная важность данной группы связана с важностью прежде всего преподавателей для реализации наиболее значимых запросов остальных групп. Состав основных запросов представителей разных групп и их относительные веса представлены в табл. 1.


Литература
1.Клейнер Г.Б. Эволюция институциональных систем /ЦЭМИ РАН. – М.: Наука, 2004. – (Экономическая наука современной России).
2.Корнаи Я. Системная парадигма //Вопр. экономики. – 2002. – №4.
3.Корпоративное управление: история и практика // http://www.fcsm.ru/dfsfr.asp?ob_no=3730
4.Петров М.А. Механизмы согласования позиций заинтересованных сторон в процессе разработки и реализации стратегии фирмы: Дис…. канд. экон. наук. – СПб., 2005.
5.Петров М.А. Теория заинтересованных сторон: пути практического применения //Вестник СПбГУ. Сер. Менеджмент. – 2004. – №2.
6.Солодухин К.С., Луговой Р.А. Стратегическое партнерство с бизнесом как основа развития вузов в Республике Корея и России // 2007. NEW TENDENCIES IN THE DEVELOPMENT OF INTERNATIONAL BUSINESS. Proceedings of the 5th International Joint Conference in 2 volumes. Vol. 2. Seoul: Publishing House of Logos; Publishing House of VGUES, 2007. – P. 301–313.
7.Donaldson T., Preston L.E. The stakeholder theory of the corporation: Concepts, evidence and implications // Academy of management review. – 1995. –Vol. 20. – P. 65–92.
8.Freeman R. E. Strategic Management: A Stakeholder Approach. Boston, 1984.
9.Frooman J. Stakeholder Influence Strategies //Academy of Management Review. – 1999. Vol. 24. – № 2.
10.Mitchell R.K., Agle B.R., Wood D.J. Toward a theory of stakeholder identification and salience: defining the principle of who and what really counts //Academy of Management Review. – 1997.– Vol. 22. – No. 4. – P. 853–886.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2018
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия