Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
Проблемы современной экономики, N 3/4, 2002
ВОЕННАЯ ЭКОНОМИКА
Колесов Н. Д.
профессор кафедры экономической теории и экономической политики Санкт-Петербургского государственного университета,
доктор экономических наук,
заслуженный деятель науки Российской Федерации


ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ФАКТОР ПОБЕДЫ В БИТВЕ ПОД СТАЛИНГРАДОМ
В статье оцениваются экономические основы победы советских войск в Сталинградском сражении - Победы, явившейся одним из самых главных событий Второй мировой войны, поворотным пунктом в военном и экономическом противостоянии Советского Союза и фашистской Германии. Анализ ведется на широком историческом фоне: рассматриваются итоги социалистической индустриализации в СССР, перестройка советской экономики в период войны, соотношение сил противоборствующих сторон в ходе Сталинградской битвы.

В истории Великой Отечественной войны победа под Сталинградом занимает особое место. Она лишила немецко-фашисткие армии стратегической инициативы и знаменовала коренной поворот от оборонительных к наступательным действиям.
Среди факторов, способствовавших победе, особое значение имел экономический фактор. Когда говорят и пишут о войне, то обычно речь идет о ее видимой стороне - победах или поражениях на полях сражений, талантах или бездарности полководцев, героизме и храбрости или низком боевом духе солдат. Но у войны есть и другая сторона, связанная с материальным и финансовым обеспечением подготовки и ведения боевых операций.
Война всегда требует определенной экономической базы и чем она прочнее, тем больше шансов на победу. Без вооружения, транспорта, обмундирования, питания нет боеспособной армии. Соответственно любая война имеет экономическую оценку. Ее оценивают в потерях людей, территорий, материальных ресурсов. За 5,5 тысяч лет на Земле было 14,5 тысяч войн. Они унесли не менее 3 миллиардов 540 миллионов человеческих жизней. Только за последние 100 лет на войны было затрачено 4 трлн. долл., на которые можно было бы прокормить все население планеты в течение 50 лет. Экономика питает войну. Героизм солдат, ум и талант полководцев, конечно, важны для победы. Но не менее важно, как армия вооружена, обмундирована, как снабжается. Экономические факторы во многом предопределяют военные победы или поражения. Победа под Сталинградом полностью подтвердила это.
Вместе с тем, война не только ведется на определенной экономической базе, но и всегда преследует определенные экономические цели - захват территорий, овладение людскими и материальными ресурсами, источниками сырья и энергии, получение контрибуции, подрыв позиций экономических конкурентов. Даже религиозные войны ведутся с определенными экономическими целями.
Великая Отечественная война не была исключением. План нападения на СССР (план Барбаросса) предусматривал использование ресурсов захваченных территорий, дополнялся планом Ольденбург, в котором с немецкой педантичностью было расписано, что и где брать, куда отвозить и кому отдавать. В ходе войны в план экономического ограбления СССР вносились коррективы (например, в отношении пуска угольных шахт Донбасса или ликвидации колхозов и совхозов), но в целом он не претерпел серьезных изменений и скрупулезно выполнялся. Экономический план имел и СССР. В нем предусматривалось увеличение экономического и военного потенциала страны, восстановление разрушенных и строительство новых предприятий[1] .
Экономика во время войны тоже является полем сражений, предполагает не эпизодическую, а повседневную борьбу и ведется своими методами. В этой борьбе обе воюющие стороны стремятся уничтожить или уменьшить экономический потенциал противника и умножить свой экономический потенциал. При этом экономическую борьбу трудно отделить от политической или военной. Например, партизанская борьба на рельсах была и военной, и политической, и экономической борьбой.[2]
При оценке экономических потенциалов Германии и СССР перед началом войны проявляются две крайности: одна состоит в преуменьшении потенциала Германии и преувеличении потенциала СССР, другая - в преувеличении экономического потенциала Германии и приуменьшении советского экономического потенциала. Нигилистически-пессимистическая оценка экономического потенциала Германии не дает ясной картины предвоенной ситуации, преуменьшает трудности и цену нашей победы в войне. Но и преувеличение экономического потенциала Германии не позволяет объяснить, почему СССР все-таки победил.
Советский Союз перед войной в экономическом отношении был крупной и во многих отношениях сильной державой. Благодаря быстро проведенной индустриализации были созданы новые, современные отрасли промышленности. Можно осуждать методы индустриализации страны, но нельзя отрицать ее значения для ликвидации экономической отсталости России и для вооружения армии и обеспечения победы в войне. По производству промышленной продукции и валового внутреннего продукта СССР перед войной вышел на первое место в Европе и на второе место в мире, уступив только США.
В российской и зарубежной печати было вылито много черной краски на социалистическую индустриализацию. Под сомнение ставилась сама необходимость ее проведения. Но теперь очевидно, что без осуществления политики индустриализации не была бы обеспечена политическая и экономическая независимость страны. Источники средств для индустриализации и ее темпы были предопределены экономической отсталостью и слишком коротким сроком, отпущенным на ее ликвидацию. Советскому Союзу удалось ликвидировать отсталость всего за 13 лет.
Благодаря индустриализации получила бурное развитие тяжелая промышленность, были построены тракторные заводы в Харькове и Сталинграде, металлургические комбинаты в Магнитогорске и Кузнецке, возникли новые отрасли промышленности: авиационная, автомобильная, химическая, станкостроительная и другие. Всего за три предвоенных пятилетки было построено 9 тысяч крупных промышленных предприятий. Промышленная продукция в 1940 году, по сравнению с 1913 годом, выросла в 7,7 раза. (Для сравнения: за последние 10 лет "реформ" в России не было построено ни одного крупного промышленного предприятия. Объем промышленного производства сократился в результате реформ более чем в 2 раза. Целые отрасли промышленности оказались на грани распада.)
Несмотря на высокие темпы индустриализации, военно-промышленный потенциал СССР перед войной все-таки уступал потенциалу Германии и ее союзников.
СССР вступил в войну с Германией без союзников. Германия же обладала почти всем экономическим потенциалом Европы. На нее работала почти вся промышленность Австрии, Чехословакии, Польши, Франции, Бельгии, Голландии, скандинавских и других стран. К началу войны Германия и ее сателлиты производили угля, чугуна, стали, электроэнергии, станочного оборудования в 1,5 - 3 раза больше, чем СССР. Превосходили они СССР и по численности населения (290 млн. человек).
Германия имела многое и, тем не менее, многого ей не хватало. Почти отсутствовала добыча таких металлов и минералов, как ванадий, вольфрам, платина, молибден, ртуть, сурьма, и других, имеющих большое значение для производства орудийных снарядов, брони для танков и т.д. Из трех десятков так называемых стратегических материалов Германия обладала в нужных для войны объемах только семью. Незадолго до войны с СССР, было даже отдано распоряжение снять колокола, железные решетки и ставни для создания запасов металла. Гитлер сдал на склад металлолома свой собственный бюст, подаренный ему Герингом, и медные ворота своей канцелярии. В Берлине все железные изгороди шли в переплавку.
Но с захватом Германией Прибалтики, Украины, Молдавии, Белоруссии и ряда областей России экономическое положение СССР серьезно ухудшилось, т.к. в захваченных районах проживало около 40% всего населения СССР и производилось более половины промышленной продукции, в том числе 63% добычи угля, 68% выплавки чугуна, 58% выплавки стали. Была оккупирована территория с населением более 70 млн. человек.[3]
В связи с этим нам пришлось решать сложнейшую задачу - в кратчайший срок перестроить народное хозяйство страны на военный лад, дать фронту достаточное количество боевой техники и вооружения, прежде всего танков, самолетов, орудий, добиться ликвидации военно-технического превосходства противника, поднять боеспособность армии. Для этого пришлось перебазировать промышленность на Восток, разместить в восточных районах эвакуированные заводы и наладить на них производство, прежде всего военной техники.
В первые годы войны нами ощущался острый недостаток в металле, железобетоне, топливе, электроэнергии. Сложной была и проблема обеспечения промышленности рабочей силой. Многие рабочие ушли в армию. Вместе с предприятиями эвакуировалось лишь примерно 30-40% кадровых рабочих. Поэтому среди работников предприятий резко возросла доля женщин и подростков.
Поколение советских людей, пережившее войну, хорошо представляет значение массового перебазирования за тысячи километров, из фронтовых и прифронтовых районов материальных ценностей, оборудования, миллионов людей. Такого в истории не было. Всего с июля по декабрь 1941 года было эвакуировано 2563 предприятия, в том числе 1523 крупных, из них 226 были направлены в Поволжье, 667 - на Урал, 224 - в Западную Сибирь, 308 - в Казахстан и Среднюю Азию. И через 1-2 месяца эвакуированное предприятие давало уже необходимую для фронта продукцию. Эти годы и события наполнены примерами массового героизма советских людей, часто под огнем врага спасавших оборудование предприятий и материальные ценности.
В восточных районах страны шла упорная борьба за скорейший ввод в действие эвакуированных предприятий. Рабочие, члены их семей, после 11-14-часовой рабочей смены шли разгружать эшелоны с оборудованием. Ни на один день не прекращались строительство корпусов предприятий и монтаж станков и агрегатов и в морозы, доходившие до 40 градусов. 10 декабря 1941 года, на 14-й день после прибытия с запада последнего эшелона, крупнейшее в стране предприятие авиастроения, перемещенное в Поволжье, выпустило первый истребитель.
Стояла задача не только увеличить выпуск продукции, но и повысить боевые и технические характеристики самолетов, танков, противотанковых орудий, добиться превосходства над боевой техникой противника. Так, на металлургических предприятиях Урала и Сибири были решены проблемы скоростной мартеновской выплавки стали, разработаны технологии производства сложных профилей проката, труб для минометов, заменителей дефицитного сырья и материалов, созданы новые, более совершенные виды военной техники. Магнитогорский и Кузнецкий комбинаты, выпускавшие рядовой металл, перешли на производство специальной стали. Из стали Магнитогорского металлургического комбината выпускался каждый третий снаряд и каждый второй танк. О качестве стали свидетельствовала и зарубежная пресса, признавшая танк Т-34 лучшим танком Второй мировой войны.
Авиационная промышленность уже во втором полугодии 1941 года увеличила среднемесячный выпуск новых типов самолетов (ИЛ-2, ЛаГ - 3, Пе -2) в два раза, по сравнению с первым полугодием.
За 1418 дней войны в СССР было построено 3500 и восстановлено 7500 промышленных предприятий. Ежедневно вводилось в строй в среднем 2 новых предприятия и 5 восстановленных. Особенно высокими темпами развивалось производство самолетов. За 1942 год было произведено 25436 самолетов, на 60% больше, чем в 1941 году. Выпуск штурмовиков ИЛ-2 увеличился в 5,7 раза. По своим техническим и боевым качествам новые советские самолеты Як -7, ЛаГ -3, Ил -2, Пе - 2 не уступали немецким. Резко возросло производство танков. В 1942 году было выпущено 24668 танков и самоходных артиллерийских установок (САУ) - в 3,7 раза больше, чем в 1941 году. Создавались условия для полной ликвидации преимущества противника в танках. Непрерывно увеличивался выпуск других видов вооружения. Армия получила 174887 артиллерийских орудий и минометов. Почти в 3 раза увеличилось производство 120 -мм минометов.
Если накануне Великой Отечественной войны Германия вместе с оккупированными странами Западной Европы производила вооружения примерно в 2,5 раза больше, чем СССР, то уже в 1942 году наша страна выпустила: самолетов на 10300, танков на 14200 больше, чем Германия.
Проявилось явное преимущество нашей системы хозяйства перед германской. Высокие темпы производства вооружения и военной техники привели к изменению соотношения сил и на Сталинградском фронте. К 19 ноября 1942 года, когда началась операция по окружению немецких войск под Сталинградом, личный состав советских войск насчитывал 1103 тыс. человек, немецких - 1011,3 тыс., соотношение боевых самолетов было, соответственно, 1350 и 1216, танков и САУ - 1469 и 675, орудий и минометов - 15500 и 10290.
При наступлении и окружении вражеских войск требуется почти троекратное превосходство над силами противника. В битве под Сталинградом такого подавляющего превосходства не было, сражение происходило почти при равенстве сил. Это дает возможность высоко оценить таланты полководцев, стойкость и храбрость солдат. Идеально были выбраны основные направления ударов советских войск во фланги группировки, на которых находились менее боеспособные румынские и итальянские войска и в те места излучены Дона, в которые немецкое командование не могло быстро перебросить свои танковые части.[4]
Коренной перелом хода войны в пользу Советского Союза произошел именно в результате поражения немецких войск под Сталинградом, а затем на "Курской Дуге". Победа в этих двух битвах доказала и решающую роль экономического фактора войны. Победе на фронте предшествовала победа, которую одержали труженики тыла, прежде всего женщины и подростки, составлявшие на большинстве предприятий до 70 - 80% всех работающих. Каждый шестой работник в промышленности был подростком. Как сказал поэт: "В 16 лет нам выдали медали, а в 18 - паспорта". Труд работников тыла был таким же героическим, как и ратные подвиги на фронте. Лозунг: "Все для фронта! Все для победы!" способствовал объединению работников тыла с армией в единый боевой лагерь.
Превосходство в вооружении сокращало и потери армии на фронте. Самые большие потери убитыми и ранеными у советской армии были в начале войны, у германской - в ее конце.
Преимущество советской системы хозяйства проявлялось в том, что при меньшем экономическом потенциале СССР смог ежегодно наращивать темпы роста. В итоге по экономическому потенциалу СССР превзошел Германию к концу войны более, чем в 3 раза. Постановка ясных экономических целей, долговременная программа действий и активная работа государственных органов по мобилизации усилий всего народа на решение четко поставленных задач - все это и многое другое, привело к Сталинградской Победе, и к Победе в Великой Отечественной войне.
Опыт экономического строительства в СССР в годы Великой Отечественной войны может послужить и в нынешней, сложной экономической ситуации.


1 Загорулько М. М. Юденков А. Ф. Крах плана Ольденбург. М.: Экономика, 1980

2 Там же, с 17

3 Осадин Б. Россия без Сталинграда //Советская Россия. - 2002. - 5 декабря

4 Райзфельд А. Волжская твердыня //Советская Россия. -2002. - 19 ноября

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2017
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия